Название: Актуальные проблемы развития социально-экономических систем в современных условиях - Научное пособие (М. Н. Кондратьева, Е. В. Баландина, С. А. Глухова)

Жанр: Экономико-математический

Просмотров: 1298


5.2 кластерная политика. российская практика

 

Процесс идентификации, выделения и описания кластеров не стандартизирован. Экономисты и исследователи разрабатывают соб- ственные методологии. Но все виды кластерного анализа заключают- ся в оценке местных и региональных систем занятости. Базирующих- ся на системах промышленных категоризаций таких как NAICS или стремительно устаревающей SIC. Наиболее значимые базы, предос- тавляющие данные по кластерам и промышленным агломерациям, являются:

 

45  Экономическая сущность кластеров Ю.Б. Миндлин, (кандидат экономических наук,

доцент, ВГНА Минфина РФ)

The Cluster Mapping Project (США), составляемый  Институтом стратегии и конкурентоспособности Гарвардской школы бизнеса

The European Cluster Observatory (Европа), управляемой Факуль-

 

тетом стратегии и маркетинга Школы экономики в Стокгольме

 

Научно-практическая деятельность выделяет четыре типа кластеров.

• «Маршаллианские» – мелкие фирмы в одной и той же отрасли используют экономию от масштаба благодаря совместному использо- ванию общих ресурсов.

• «Ступицы и Спицы» – создаются крупными сборочными пред- приятиями автомобильной промышленности. Крупная фирма – центр корневого бизнеса. Основной механизм – субконтракт.

• «Спутниковый» – совокупность компаний, ориентированных на поставку предприятиям, внешним по отношению к кластеру.

• «Прикованный к государству» – при оборонном заводе, органе государственного управления, связанном с государственным оборон- ным заказом. Технопарки, открытые по инициативе государства.

Зарубежными исследователями указывается, что одними из ос- новных проблем при создании кластеров, а затем и более высокой степени организованности структуры – базирующейся на кластерах экономики являются следующие. При этом особо подчеркивается уязвимость для экономик нефтегазового экспорта.

Так, одним из первоочередных моментов является создание и упор, на физическую составляющую инфраструктуры. В ущерб эко- номике знаний, логистики, создания бизнес-сообщества и брендов.

Второй важный момент касается того, что, несмотря на сущест- вующую направленность, ценность каждой отдельной составляющей в кластере фирмы организации определяется во взаимодействии с другими.

Третье – существующая в первую очередь на начальном этапе несогласованность  между  различными  агентствами,  координирую-

щими деятельность кластера. Это весьма типично для начальной фазы и на стадии обсуждения, однако, с выходом в свет единой программы действий необходим синтезирующий и интегративный подход для то- го, чтобы не вводить в заблуждение отечественных и иностранных инвесторов.

В-четвертых, существует весьма слабое понимание частно- государственного партнерства, что касается закладки инфраструкту- ры для дальнейшего развития частного сектора. Причем это недопо- нимание характерно не только для государственных органов.

Подход к развитию кластеров не является типичным, в общем понимании этого слова. В целом нужно определяться решениями, ос- нованными на фактах, а также на том как и на чем следует сосредото- читься в конкретном регионе с соответствующими данными о нем.

Следует придерживаться следующих направлений:

 

1. Географическое  выделение:  выделение  региональных  спе-

 

циалитетов, определение их глубины роли в региональной экономике.

 

2. Оценка региональной бизнес-среды. Необходимо для понима- ния сильных и слабых сторон. В дальнейшем поможет идентификации кластера, а также направлению усилий бизнеса по созданию среды. Исследования подобного рода проводились в арабских регионах.

3. Создание так называемого «Обозревателя Конкуренции» для исследования конкуренции и развития кластера во времени. Вначале необходимо сделать упор на регулярной и по возможности нейтраль- ной оценке того как бизнес-среда и кластеры развиваются в конкрет- ной стране. Эта информация будет способствовать действиям, ин- формировать о текущих или будущих приоритетах.

4. Финансовая и техническая поддержка администрации кла- стера (но не деятельности). Для обеспечения деятельности по инстру- ментарию оценочному и диагностическому для управляющих класте- ром. Инвестиции должны быть умеренного толка, но критическими для достижения высокого уровня эффективности.

Также список задач должен включать весьма жесткие, но дос-

 

тижимые цели для осуществления в экономике.

 

Анализ существующих кластеров. Достаточна ли существующая база деятельности в кластере и положительны ли условия бизнес- среды в кластере. Цель развития кластера в конкретной области должна подкрепляться экономической отдачей.

Практика создания в регионах корпораций развития для страны не нова. Условно их можно разделить на две большие группы.

Первая - организации, идея которых возникла до кризиса, во время распределения Инвестиционного фонда РФ. Для получения средств фонда необходимо было представить значимый для региона проект с участием крупного частного инвестора. В результате корпо- рации создавались под конкретные масштабные проекты, имеющие четкую отраслевую привязанность, и сотрудничали, как правило, с одним якорным инвестором. Так были сформированы корпорации развития в Красноярском крае, в Якутии, где якорным инвестором стал «Базэл», в Забайкалье, где разработку ряда месторождений пла- нировала ИФК «Метрополь». Корпорации развития здесь выступали в основном в роли управляющей компании.

Другая группа корпораций складывалась без ориентира на кон- кретного инвестора, концентрируясь по преимуществу на создании промышленных парков (как, например, в Самарской области). В зада- чи входила подготовка почвы и сопровождения для будущих проек- тов: оформление промышленных площадок, организация транспорт- ной и инженерной инфраструктуры и т.п. Но эти корпорации не уча- ствуют в реализации конкретных инвестиционных проектов.

В дальнейшем возможно углубление роли корпораций, сочета- ние управленческих, организаторских, инвестиционных и других функций.

Эффективные механизмы финансирования проектов развития кластеров заложены в деятельности ряда государственных институтов

развития, включая Инвестиционный фонд Российской Федерации, го- сударственную корпорацию «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», ОАО «Российская венчурная ком- пания», Фонд содействия развитию малых форм предприятий в науч- но-технической сфере.

В то же время, стадии практической реализации достигла лишь от- носительно небольшая часть проектов развития кластеров. По ряду при- оритетных направлений кластерной политики работы еще не начаты:

         не        созданы          механизмы     методической,           информационно-

 

консультационной и образовательной поддержки развития кластеров;

 

 отсутствует необходимая координация деятельности феде- ральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного само- управления, объединений предпринимателей по реализации кластер- ной политики;

         ограничен набор инструментов финансовой поддержки кла-

 

стерных проектов из бюджетных источников.

 

Важно отметить уровень вмешательства органов государствен- ной власти в создание данного кластера. В этом плане стоит ориенти- роваться на зарубежный опыт. Место государства в процессе актива- ции и развития кластеров заключается в том, что государство высту- пает как одна из трех равноправных сторон, каждая их которых осу- ществляет свои специфические функции. Такой подход в зарубежной литературе называют концепцией Тройной спирали (Triple Helix). Смысл данного подхода в том, что инновационное развитие наиболее эффективно может быть обеспечено путем совместной деятельности государства, бизнеса и научного сообщества. На практике отношения по поводу создания или использования инноваций часто носят харак- тер «двойной спирали»: государство – наука, бизнес – наука, государ- ство – бизнес.

В нашей стране одной из существенных проблем, затрудняющих формирование инновационной экономики в России, является слабость трехсторонних связей между основными субъектами инновационного процесса.

Одной из причин слабой связанности являются высокие трансак- ционные издержки (то есть издержки взаимодействия). Эти издержки объективны, их возникновение продиктовано тем, что человек не мо- жет быть абсолютно рационален. При этом информация изначально распределяется неравномерно (так, работник лучше знает свои способ- ности и свою мотивацию, чем работодатель, продавец, как правило, лучше осведомлен о качестве товара, чем покупатель и т.д.). Вследст- вие такой информационной асимметрии, фирмы в кластере упускают множество возможностей по взаимовыгодному сотрудничеству.

В этой связи, государство, исполняя роль посредника, помогает уменьшить информационную асимметрию (и снизить трансакцион- ные издержки) путем формирования площадок для взаимодействия, выступая в некоторых случаях гарантом исполнения обязательств, принимая на себя часть рисков, участвуя непосредственно в проектах, формулируя и уточняя правила игры и пр. Данные мероприятия по- зволяют организациям кластера (как коммерческим, так и некоммер- ческим) интенсифицировать взаимодействия друг с другом и более полно использовать потенциал положительных экстерналий.46

Так в Ленинградской области функционирует «Городское агент-

 

ство по промышленным инвестициям». В других регионах также соз-

 

даются специальные агентства для курирования этих направлений.

 

В нынешних условиях создание кластера не является единомо- ментным мероприятием. Необходимо не только революционное вме- шательство со стороны внешних операторов (государство, инвесто- ры), но и эволюционное изменение (рост инвестиций на предприяти-

 

46   Куценко  Е.  Кластеры  в  экономике:  основы  кластерной  политики  государства  /

Е. Куценко // Обозреватель-Observer. – 2010. – № 3. – С. 99-110

ях, повышение квалификации кадров). Некоторые задачи в целях дос- тижения нужного социально-экономического эффекта следует транс- формировать. Таким образом, кластер нельзя рассматривать как са- моцель. В экономике известны образования, дающие эффект при меньших объемах и затратах (инвестициях). Тому служат примеры различных типов свободных экономических зон. Регион может поль- зоваться положенным ему правом снижения ставок налогов, предос- тавления различных преференций инвесторам. Важно также отметить открытость региона для свободного вхождения инвесторов, это жиз- ненно необходимо для регионов, не обладающих современными про- изводственными мощностями, залежами полезных ископаемых или квалифицированными рабочими и специалистами. Здесь защитный механизм протекционистских мер должен уступить и рассматривать- ся лишь в контексте экономической безопасности региона.

Как показывает опыт работы, для создания кластера необходимо наличие лидирующей инновационной фирмы, выпускающей высоко- конкурентную, экспортоориентированную продукцию. Также важны значительный опыт международного ведения бизнеса и использование иностранных технологий на благоприятной инвестиционной почве.

Деятельность компании может носить широкий международный характер, выполнять уникальные операции. Кластер, выступая уни- кальным средоточием факторов производства, должен иметь в своем составе предприятие-флагман, вокруг которого концентрированно развиваются поставщики, конкуренты и потребители. Такое состоя- ние в целом соответствует теории экономического ядра, связанной с отношениями «центр-периферия» и освещаемой в трудах Фридмана, Перу и Бурвиля.

На данный момент отсутствует законодательное оформление кластеров как экономических образований, как на федеральном, так и на  региональном  уровне.  Министерством  экономического  развития РФ  разработаны  «методические  рекомендации  по  реализации  кла-

стерной политики в субъектах Российской Федерации». Однако в са- мом документе указывается, что «ряд проектов развития территори- альных кластеров реализуется в инициативном порядке», что в опре- деленной степени дает свободу действий и не регламентирует порядок создания кластера, с другой же стороны проекты подобного рода серь- езно нуждаются в поддержке со стороны федерального уровня, осо- бенно в условиях острого бюджетного дефицита регионов.

Таким образом, можно считать, что при создании кластера не- обходима грамотная кластерная политика на региональном уровне c привлечением множества контактных аудиторий и заинтересованных лиц при выработке основных решений.

Особого упоминания заслуживает начальный организационный уровень. Несмотря на планируемый государством положительный со- циальный и экономический эффекты, региональные власти должны руководствоваться соблюдением интересов всех участников будущего кластера. Именно в этом случае достигается синергетический эффект сотрудничества и закладываются отношения бизнес-среды, коопера- ции и конкуренции, что соединяет факторы производства, науки и об- разования воедино и выводит их на новый уровень эффективности.

 

5.3 Основы государственного управления. Международный опыт внедрения кластеров

 

Эксперты выделяют две основные модели, в рамках которых осуществляется кластерная политика в отдельных странах:

         либеральная (США, Великобритания, Австралия, Канада);

 

         дирижерская (Франция, Корея, Сингапур, Япония, Швеция,

 

Финляндия, Словения).

 

Дирижисты на государственном уровне выбирают отраслевые и региональные приоритеты и те кластеры, которые намерены разви- вать, и целенаправленно создают для них инфраструктуры (НИИ, фи-

лиалы). Например, правительство Кореи выделило 5 территориаль- ных отраслевых кластеров, которые наделило четкой специализацией. Либеральная кластерная политика выращивает кластеры, которые из- начально были сформированы рынком и практически не участвуют в создании инфраструктуры.

Страны Европейского Союза приняли шотландскую модель кла- стера, при которой ядром такого совместного производства становится крупное предприятие, объединяющее вокруг себя небольшие фирмы. Существует и итальянская модель – более гибкое и «равноправное» сотрудничество предприятий малого, среднего и крупного бизнеса.

Основные кластеры, функционирующие в ведущих европейских странах. Их 34, в том числе 5 возникли до 1940 г., 20 – после 1970 г. Размер кластеров – до 200 фирм в основных секторах, где работает более 2 тыс. служащих, включая поставщиков и субподрядчиков.

Из 34 кластеров:

 

в 19 – доминируют мелкие и средние предприятия;

 

в 12 – совокупность фирм разных размеров;

 

в 3 – преобладают крупные предприятия.

 

Тенденция к усилению значимости малых и средних предпри- ятий указывает, насколько важны для функционирования многих кла- стеров региональные ресурсы.

Центральное правительство, местные власти, университеты, фирмы, промышленные ассоциации и другие заинтересованные орга- низации должны построить единую структуру для эффективной и тесной кооперации. Во многих случаях в кластер включено большое количество участников, и полномочия и финансовые средства распы- лены. Поэтому необходима унифицированная и доступная структура.

Стремление к синергии в связанных друг с другом отраслях в регионах существует во многих странах. Этот феномен может быть назван «концентрацией промышленности». Промышленные кластеры являются  одной  из  форм  концентрации  промышленности,  но  они

больше сосредоточены на инновациях, где особо важны эффект си- нергии и многостороннее партнерство, создающие новые отрасли и новый бизнес.47

Германия. В Германии многие региональные кластеры появи- лись и развивались долгие годы практически без вмешательства цен- тральных властей. Однако для некоторых специфических регионов или технологических областей существуют центральные программы пря- мой и косвенной помощи развитию. Местные власти предоставляют относительную свободу организациям, занимающимся непосредствен- но развитием кластеров (например, BioM в Мюнхене), передавая им полномочия по использованию государственных субсидий.

Кластеризация является естественным процессом. Термин «кла- стер» появился в контексте государственной экономической политики только в 2003 г. Однако многие кластеры до сих пор не имеют доста- точных размеров или конкурентоспособности и до сих пор находятся в поиске способов выйти в лидеры. Такой регион, как Рур, пытается сменить специализацию с тяжелой промышленности на информаци- онные технологии. Хотя такая смена специализации может быть от- несена к созданию кластера, очень небольшое число районов имеют четко выработанную политику по созданию и развитию кластера. Местные и центральные власти также систематически внедряют про- екты по созданию и развитию кластеров в некоторых регионах. Прак- тически любые проекты (за исключением тех, что были отклонены федеральным правительством) могут быть внедрены властями регио- на или города на свой страх и риск. Центральное правительство вне- дряет большое число программ поддержки отдельных регионов и об- ластей технологий, но более специфическое планирование развития

 

47 Романченко В.А., Методологические основы кластеризации. Кластерная политика / Экономико-правовые основы функционирования регионов: Материалы VII Международной научно-практической конференции молодых ученых и студентов. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. – 322 с.

кластера осуществляется местными властями, за счет чего проявляет-

 

ся специфика каждого региона.

 

На активность кластера, а следовательно, на его развитие, зна- чительно влияет наличие и активность исследовательских институтов. Государство определяет сферу деятельности исследовательского ин- ститута, снабжая его соответствующими полномочиями и оборудова- нием. В Баварии, например, существуют лица, называемые координа- торами кластера, организующие взаимодействие агентов внутри кла- стера. Координаторы обычно выбираются из профессорской среды.

Связи между бизнесом и академической средой в Германии на- лажены достаточно хорошо. Профессора университетов часто также заняты в исследовательских институтах, которые в свою очередь имеют тесные связи с частными фирмами. Таким образом, исследова- тельские институты, чья цель заключается в передаче технологий, поддерживают тесную связь, как с университетами, так и с промыш- ленным сектором. На территории университетов профессорами часто открываются частные исследовательские центры. Их открывают с разрешения руководства университета, однако они являются незави- симыми юридическими лицами, которым университеты обычно пре- доставляют площади и оборудование.

Министерство образования и исследований Германии оказывает поддержку в международном обмене знаниями и ключевыми иннова- циями в таких отраслях, как здравоохранение, биотехнологии, ин- формационные технологии, экология, транспорт, и поддерживает об- разовательные и научные программы за рубежом.

Франция. Во Франции помощь в развитии кластеров осуществ- ляется совместно местными властями и региональными ответвления- ми Министерства экономики, финансов и промышленности.

Во Франции одним из первых прообразов кластерной политики является  Local Productive Systems (LPS), вышедшая в счет в 1998 г. В  2005 вступила  в действие  национальная программа,  касающаяся

кластеров ―Pole de Competitivite. Ее стоимость и амбициозность по- ставленных целей гораздо выше LPS, и четверть LPS-проектов были перенесены в Pole de Competitivite. Процедура отбора в программе Pole de Competitivite может быть описана как восходящий процесс с ограниченной конкуренцией на первом этапе французское правитель- ство отбирало не только региональные кластеры в качестве конкурен- тоспособных, включая Alsace BioValley (Эльзас БиоДолина) в качест- ве одного из восьми био-кластеров, но также обследовало проекты в каждом из региональных кластеров. Субъекты одних кластеров взаи- модействовали с субъектами других кластеров, и такие взаимодейст- вия часто находили поддержку кластерных организаций в обоих ре- гионах В этом смысле конкуренция между кластерами во Франции может рассматриваться как более слабая, нежели в Германии. Общий бюджет программы Pole de Competitivite на период 2006–2011 гг. Составил примерно  3 миллиарда евро. Кластер Эльзас БиоДолина один из восьми биотехнолггических кластеров получивших субсидии

на научные разработки в рамках программы Pole de Competitivite.48

 

США. В США насчитывается около 300 кластеров: более 240 региональных кластеров плюс еще около 50 кластеров, образованных исключительно благодаря близости к природным ресурсам. Значи- тельную роль в развитии кластеров и региональной экономики в це- лом имеют университеты.

Федеральное правительство США мало вовлечено в экономиче- скую политику регионов. В то же время вовлечение федеральных вла- стей в развитие регионов и высокотехнологичных отраслей увеличи- лось в последние три-четыре года. На уровне региональных властей поддержкой развития региона занимаются институты сотрудничества (institutions for collaboration), состоящие из представителей местной администрации, университетов, промышленных групп и исследова-

 

48   No. 2011-7 “Management of Cluster Policies: Case Studies of Japanese, German, and

French Bio-clusters”. Hiroyuki Okamuro, Junichi Nishimura

тельских институтов. Правительство штатов ищет пути привлечения фирм внутри и за пределами США оперировать на территории данно- го штата с целью получения дополнительных экономических пре- имуществ. Программы центрального правительства нацелены пре- имущественно либо на поддержку отдельных отраслей (электроники, Интернета), либо на поддержку отдельных университетов и исследо- вательских центров.

В США университеты включены в экономику регионов еще со второй половины XIX века. В 1980 г. был выпущен Акт, определяю- щий порядок и правила осуществления сотрудничества между бизне- сом и университетами. С 1970-х гг. университеты стали более откры- ты к финансированию со стороны частных фирм. Процедуры переда- чи технологий от университетов промышленному сектору четко про- писаны в законодательстве США. Поэтому в этой стране сотрудниче- ство бизнеса и академической среды имеет долгую историю и прино- сит соответствующие плоды. Причем это сотрудничество основано на принципе конкуренции – финансирование университета со стороны частного сектора уменьшается или увеличивается в зависимости от результатов исследований. Однако есть и другая сторона медали: в последнее время говорят об излишней связи между бизнесом и уни- верситетами, не хватает баланса между регулярной деятельностью университета и деятельностью в рамках его сотрудничества с част- ным сектором.

В Китае были созданы особые зоны развития высокотехноло- гичных отраслей. В этих зонах Министерство науки и технологий и региональные власти совместно занимаются созданием и развитием кластеров в этих зонах. К 2002 г. в Китае было 53 особые зоны, в ко- торых находится 28388 фирм с 3,49 млн. сотрудников и уровнем про- даж на 1 трлн. юаней.

Япония. В Японии промышленные кластеры оказались под пристальным вниманием из-за спада в развитии экономики регионов

с 1980-х гг. Каждый регион начал использовать пути стимулирования роста за счет собственных ресурсов, создавая венчурный бизнес и но- вые отрасли. В данном контексте региональные кластеры оказались новым типом концентрации промышленности, в которой университе- ты, исследовательские институты и корпоративные кластеры коопе- рируются. Этот тренд поддержало и правительство.

Сотрудничество бизнеса и академической среды в Японии стало активно развиваться в начале 1990-х после экономического кризиса. Исследования и разработки компаний стали все более ориентирован- ными на коммерческий успех, а представители университетов стали стремиться к более наглядному проявлению пользы своей деятельно- сти для общества. В созданных государством особых зонах регулиро- вание заключения сделок с иностранными исследователями было об- легчено с целью упростить и стимулировать персональный обмен с зарубежными университетами и исследовательскими институтами.

В целом в Японии развитие региональных кластеров осуществ- ляется при поддержке государства. Однако региональное сообщество проявляет все больше инициативы – ему предоставляется возмож- ность внедрять большое количество проектов. Правда, проекты ис- пользуются не систематически, а региональному сообществу не хва- тает средств и полномочий для внедрения своих замыслов.

Глобализация торговли и инвестиций оказала негативные эф- фекты на двойственную экономику Японии, в которой, с одной сто- роны, высоко развито промышленное производство, а с другой – ме- нее развиты продуктивное сельское хозяйство и сфера услуг. Круп- нейшие производственные фирмы в Японии не такие, как в ОЭСР. Они постепенно перемещают свои производственные базы в другие азиатские страны, что приводит к тому, что в их регионах, которые во многом зависят от производства на экспорт, снижается занятость. Также  явление  старения  населения  в  Японии  выше,  чем  в  других

странах. В связи с этим для Японии особенно актуально развитие ре-

 

гиональных кластеров и других видов кооперации.

 

В 1983 г. в Японии был принят закон, утверждающий концеп- цию технополисов. Последующая практика их функционирования по- казывает, что темпы их роста по сравнению со средними по стране выше, особенно по показателям промышленных поставок, товарообо- рота наукоемкой продукции, занятости.

В 2001 году в Японии были приняты два проектов развития промышленных интеллектуальных кластеров. Они разрабатывались с учетом зарубежного опыта, прежде всего американского, однако имеют некоторые особенности. В Японии решающая роль отводится регионам в лице местных органов самоуправления и компаний. Предполагается, что власти префектур и муниципалитетов должны самостоятельно планировать строительство различных объектов, ре- шать вопросы размещения частных предприятий и лабораторий, вы- делять земельные участки, брать на себя значительную часть расхо- дов по развитию необходимой инфраструктуры.

Как и в США, в Японии кластеры создаются для продвижения наиболее современных научно-технических направлений: разработки и производства больших интегральных схем, нанотехнологий, робото- техники. Особое значение придается так называемым смешанным от- раслям: биопроизводству, экологической и биоинформатики. Большое значение в кластерной политике Японии придается налаживанию коо- перации между частными промышленными компаниями, научно- исследовательскими, учебными учреждениями, соответствующими го- сударственными организациями. Дело в том, что разобщенность между ними является слабым местом японской инновационной системы.

К специфике японской кластерной политики можно отнести ак- тивную поддержку венчурного бизнеса. Японцы учитывают, что мно- гие западные, прежде всего американские, крупные кластеры возник- ли именно из небольших венчурных предприятий. А между тем в

Японии  венчурный  бизнес  развит  пока  слабо.  Кроме  того,  важная роль отводится установлению контактов с зарубежными предпри- ятиями, университетами и научно-исследовательскими учреждения- ми. На рис. 5.1 представлена схема взаимодействия между образова-

тельными и бизнес-структурами.

 

 

Рисунок 5.1. Структура кластера

 

Успешный пример, демонстрирующий особенности японской политики по развитию кластеров, – «Долина Саппоро». Бюро эконо- мики, торговли и промышленности г. Хоккайдо разработало «Проект создания сверхкластера Хоккайдо», ставший частью «Плана развития промышленных кластеров», разработанных в 2001 г.,  Этот кластер – одно из первых в Японии крупных научно-производственных объе- динений, выросших из венчурного предприятия. В 1976 году доцент Университета Хоккайдо Ё.Аоки организовал «Группу микрокомпью- терных исследований Хоккайдо». Многие студенты, входившие в группу,  впоследствии  организовали  свои  компании,  занимающиеся

разработкой программного обеспечения (ПО), что в итоге привело к созданию «Долины Саппоро».49

Китай. В Китае в процесс создания и развития кластеров вовле- чены власти трех уровней: центральное правительство, правительство муниципалитетов и развитых зон. С одобрения центрального прави- тельства правительство муниципалитета может создать на своей тер- ритории зону развития высокотехнологичных отраслей. Центральное правительство также отбирает фирмы, достойные особых привилеги- рованных мер.

В 1985 г. была создана первая особая зона высоких технологий – высокотехнологичный индустриальный парк в Шеньжене. В 1988 г. была создана Пекинская индустриальная зона. К 1991 г. в рамках про- граммы развития инкубаторов Torch Programбыло создано 26 таких зон. В 2002 г. Китай заключил контракт с Сингапуром с целью усиле- ния кооперации в четырех областях – информационные технологии, микроэлектроника, новые материалы и биологические науки (биоло- гия, биохимия, иммунология, генетика, физиология, экология и т.п.).

Сотрудничество бизнеса и университетов в КНР регулируется Комиссией по национальному развитию и реформам. Она принимала участие в реформировании 242 исследовательских институтов, свя- занных с государственными организациями, целью которого был пе- реход от государственной исследовательской практики к частной. Кооперация между предпринимательской и академической средой осуществляется лишь в нескольких отраслях, таких как информаци- онная технология, биотехнологии, но этот опыт распространяется и на другие области.

Так как в прошлом Китай сильно зависел от импортируемых технологий, мощности китайских фирм по осуществлению инноваций

 

49 [Enwl-misc] Кластерная стратегия: Инновации и венчурный бизнес в Стране восходящего солнца [Электронный ресурс]. URL: http://www.bellona.ru/enwl/Archive/1265743583.93/1268949449.67 дата обращения

31.01.12 г.

низки. В такой ситуации существует угроза увеличения разрыва меж- ду экономикой Китая и развитых стран. Чтобы справиться с этой про- блемой, в 2001 г. было решено создать офисы лицензирования техно- логий в университетах. Этот шаг должен способствовать сотрудниче- ству бизнеса и академической среды, технологическим инновациям, повышению технологического уровня продукции.

Новая политика направлена на привлечение большего внимания коммерциализации результатов исследовательской работы. При вне- дрении данной политики также был запущен механизм конкуренции. Образцом для построения кластера в Китае стала Силиконовая долина и другие успешные примеры из-за границы. Несмотря на создание более, чем 50 высокотехнологичных зон, их рентабельность сильно различается от региона к региону. Поэтому главной задачей прави- тельства является устранение межрегиональных различий.