Название: Гражданское общество в России: состояние, тен- денции, перспективы : сборник научных трудов (О.В. Шиняева)

Жанр: Гуманитарный

Просмотров: 1242


Имидж рабочих профессий

 

В условиях начавшейся модернизации производства проблема дефицита квалифицированных кадров на промышленных предприятиях существенно обострилась. Стало совершенно очевидно, что на поступающем новом оборудовании, с новыми наукоемкими технологиями на значительном числе предприятий практически  некому  работать.  Поколение  рабочих,  сформирова-

вшееся и начинавшее свой трудовой путь еще в советское время, окончательно уходит. В то же время адекватная замена в должном объёме  и  качестве  отсутствует.  Предприятия,  которые осуществляют модернизацию своей материально-технической базы, начали регулярно сталкиваться с отсутствием подготовленных рабочих, способных работать на новом оборудовании. Эта проблемная   ситуация   стала   отправной   точкой   исследования

«Мониторинг состояния подготовки кадров рабочих профессий учреждениями начального и среднего профессионального образования   для    предприятий   обрабатывающих   производств

Самарской  области»,  проведенного  в  2011  году  в  Самарской

области                       сотрудниками  НИИ  социальных  технологий  СамГУ  по заказу           Правительства   Самарской   области.   Одной   из   задач

исследования было выяснения имиджа рабочих профессий среди

учащихся школ. Данные были получены на основе 30 интервью с руководителями и  специалистами трех учреждений начального и

среднего  профессионального  образования  (в  г.о.  Самара  и  г.о.

Новокуйбышевск) и предприятий обрабатывающих производств.

Проведенные интервью показали, что, по мнению респонден- тов, привлекательность рабочих профессий определяется, прежде всего, тем, в какой степени востребованы эти профессии действующими  предприятиями,  какую  перспективу  они  дают  по

части профессионального продвижения и в какой степени могут обеспечить благополучие выпускнику профессионального образования.  Большую   роль   при   этом,   как   показали   данные

интервью, играют советы родителей, которые имеют опыт работы в тех   или   иных   отраслях   промышленного  производства.   После анализа  полученных  данных  исследователи  обнаружили  терри-

ториальную специфику в привлекательности профессионального образования. Так, например, новокуйбышевские респонденты положительно  оценивают   имидж   рабочих   специальностей,   а

самарские – скорее отрицательно. Такая территориальная дифференциация,  как  выяснилось,  детерминирована  не спецификой  самих    территорий,    а    связана    с    состоянием

промышленного  производства  на  этих  территориях.  На  вопрос:

«Почему в Новокуйбышевске   учебные заведения профтехобра- зования пользуются популярностью?», один из преподавателей Новокуйбышевского    учреждения    профтехобразования    ответил

следующим образом: «Если посмотреть на градообразующие предприятия городского округа Новокуйбышевска, то это те заводы, для которых мы готовим специалистов. В нашем городе с

момента его основания получить рабочую специальность и профессию на этих заводах всегда было достаточно престижно,

и многие ребята это понимают. Плюс родители, которые там работают, дают направление своим детям и задел на будущее, объясняя, что это за профессия, востребована ли она» (преподаватель учреждения СПО).

Самарские      респонденты, объясняя,        почему,           на        их        взгляд,

имидж   рабочих   специальностей   рассматривается   как   низкий,

приводят те же доводы, но с обратной оценкой: «Родители не всегда охотно направляют своих детей в эти учебные учреж- дения. Вот будучи в школах по профориентации, неоднократно приходилось слышать: “Я никогда на эти профессии дочь или сына не отдам. Меня с завода уволили, сократили, я безработный и я не хочу такую судьбу моим детям”» (мастер производственного обучения).

Мнение  другого  самарского  респондента:  «Заводы  все  на ладан дышат, какой родитель скажет – иди, сынок, на завод, там работай?! Раньше тысячи людей там работали, а сейчас вон на

«Металлисте» 900  человек»  (мастер  производственного обучения).

Поскольку       подобные       доводы           высказывались          неоднократно,

можно считать, что такая причина, как отсутствие из-за нестабиль- ности работы предприятий гарантии на получение рабочего места и перспективы профессионального роста, действительно вынуждает и абитуриентов, и их родителей не только избегать поступления в учреждение НПО и СПО, но даже после окончания его – выбирать место работы, не связанное с предприятием.

Таким образом, стабильность спроса предприятий на рабочие профессии обусловлена не столько территориальной спецификой,

сколько  отраслевой  принадлежностью.  Новокуйбышевские  пред-

приятия связаны с переработкой нефтепродуктов, то есть являются следующим  звеном  после  нефтедобычи  –  наиболее  интенсивно

развивающейся по объемам производства отрасли российской промышленности. Самарские же предприятия принадлежат в своем

большинстве к  машиностроительным и  к  некоторым другим отраслям промышленности, не имеющим в настоящее время больших перспектив и стабильности в заказах.

Подтверждением того, что отрасль приложения будущей профессии имеет значение для её имиджа, служат мнения респондентов, которые указывали, что на некоторые профессии, которые  используются  в   настоящее  время   только   на   старых

промышленных предприятиях (например, токарь, фрезеровщик), абитуриенты практически не поступают. И они, и их родители понимают,  что  эти  профессии  не  имеют  перспективы.  А  такие

профессии, как слесарь по ремонту автомобилей или электро- газосварщик, пользуются спросом у абитуриентов, поскольку имеют существенно более благоприятные перспективы продвижения и востребованы в очень широком диапазоне.

Не менее значима для имиджа рабочей профессии и такая причина,     как       уровень           заработной            платы. Отраслевая     принад-

лежность предприятия определяет уровень заработной платы и условия         труда,    которые    оно    может    предложить    рабочим.

В настоящее время, пользуясь недальновидностью и безразличием к этому вопросу государственных органов власти, большая часть

предприятий устанавливает для вновь принимаемых на работу, в том  числе,  и  для  выпускников  профтехобразования, заработную

плату по уровню даже ниже установленного МРОТ и прожиточного минимума   (ПМ).   Это   грубое   нарушение   законодательства   и

безответственное отношение к молодым людям. Максимум заработной  платы,  на  который  может  рассчитывать  выпускник

системы НПО и СПО, – 4 тысячи рублей, и только через пять лет -

от 8 до 15 тысяч рублей. Как правило, молодые обладатели рабочих профессий         такого  испытания  не  выдерживают  и  увольняются.

Всё это не способствует созданию имиджа рабочих профессий и

заставляет абитуриентов не поступать на отделения, которые готовят кадры для таких профессий.

Привлекательность имиджа рабочих профессий подрывают и условия труда на предприятиях. Значение хороших условий труда

подчеркивают     многие     преподаватели     учебных     заведений.

Вот  мнение  новокуйбышевских  респондентов:  «Стать  рабочим-

профессионалом привлекательно. Это  же  не  рабочие  в  масле,

грязной  одежде,  робах.  Сейчас  аппаратчики,  операторы  рабо-

тают за компьютером, всё чисто» (преподаватель учреждения СПО).

Или:  «профессия негрязная, сидят  в  тепле,  сейчас  всё  с компьютерами связано» (мастер производственного обучения).

Однако           такие   условия           труда   могут   быть    предоставлены

рабочим только на предприятиях, постоянно внедряющих новые технологии, модернизирующие производство. Именно к таким предприятиям относится большинство новокуйбышевских заводов,

часть   которых  отправляет  продукцию  на  экспорт  и  не  может позволить себе технического отставания. Что касается самарских

респондентов, то ни один из них не охарактеризовал условия труда на    предприятиях    положительно.    Вот    характерное    мнение

представителя производственного предприятия: «Мы в целом поменяли,  наверное,  только  1\%   станков,  а   большая  часть

станков еще 60-х годов. Люди же более охотно идут на новое оборудование» (работник службы персонала).

Ещё одно условие, при котором имидж рабочего может стать более привлекательным, – это формирование и постоянное совер- шенствование политики патернализма, проводимой предприятиями по отношению к выпускникам учебных заведений. Она должна заключаться не только в предоставлении социальных и матери- альных благ, социального пакета предприятия, но и в осущест- влении социальной поддержки, суть которой в опеке, заботе о молодых работниках, пришедших в мир производства из учебных заведений. Молодой человек должен не только чувствовать внимание и помощь в создании условий его труда и всей другой деятельности на предприятии, но и видеть перспективу своего продвижения, варианты своего «социального лифта». Респонденты нашего исследования – мастера и преподаватели – отмечали, что отношение предприятия к своим рабочим, четкое планирование их перспективы, имеет очень важное значение для формирования положительного имиджа рабочей профессии в глазах выпускников учебных заведений. Оно необходимо самим предприятиям для закрепления работающих и привлечения новых работников. Вот как характеризует один из наших респондентов положительные последствия патерналистской политики завода «Гидроавтоматика»:

«И проезд оплачивали, и кормили. Такая специальность, как слесарь-ремонтник, грязновата, но остались ребята, и после армии вернулись. Это говорит о том, что предприятие хорошо

приняло их, заботилось. Ребята остались на нём и до сих пор работают» (мастер производственного обучения).

Один из руководителей учебного заведения отметил, что заин-

тересованное отношение к работникам ученики должны заметить уже во время прохождения практики, тогда они могут обдумать перспективы   своего  трудоустройства:  «Если   условия  есть   на предприятии, то люди туда пойдут, если нет соответствующих условий – не пойдут».

Для многих студентов очень важно, что на предприятии есть возможность    получить        льготное         или            бесплатное     питание,

компенсацию проезда. Даже тяжёлые условия труда могут быть компенсированы   мерами   патерналистской   политики,   поскольку

многие студенты учебных заведений СПО и НПО имеют низкий уровень жизни и позитивно реагируют на получение материальных и иных бесплатных благ. Однако многие предприятия не только не развивают социальную поддержу молодых рабочих, но и сокращают

её. То же происходит и в учреждениях НПО и СПО по отношению к учащимся. Вот как с возмущением рассказал об этом один из преподавателей учреждения НПО:  «Отменили питание! В  годы

войны, после войны в стране была такая разруха, и тяжелое положение было – все питались. Не пойдут они на завод. Я не знаю, почему там не видят всё это? Надо же думать и как-то решать этот вопрос» (мастер производственного обучения).

Не только предоставление материальных и социальных благ,

но  и  формирование  процесса  адаптации  новичков  тоже  должно быть одним из важных аспектов социальной поддержки выпускников

профтехобразования. Однако система адаптации на большинстве предприятий оставляет желать лучшего: «Раньше же как было – давали наставника, шефство бригады. За учениками смотрели,

как они зарабатывают, по какому разряду работают. Многое зависит от предприятия. Как примут, адаптируют людей, так и люди будут работать» (мастер производственного обучения).

Существенно более сложная проблема – с имиджем самих учебных   учреждений   НПО   и   СПО.   По   мнению   опрошенных педагогов   и   руководителей   учебных   заведений,   престижность

начального  профессионального  образования  всегда  была  низка. Ещё в советское время считалось, что в ПТУ обучаются самые неспособные ученики, чья успеваемость не позволяет учиться до

10 класса. «Загубили профтехобразование не сегодня и не вчера: “Будешь плохо учиться – пойдешь в ПТУ”, это давнишняя фраза. Рабочего как такового унизили. Им становятся только плохие ученики». Об этом говорили многие респонденты.

Учитывая то, что престиж начального профессионального образования никогда не был особенно высоким, сегодня его подрывает и то обстоятельство, что упростилась система приема в

вузы, в техникумы. При этом их количество многократно возросло. Это  усиливает  отток  желающих  поступить  в  учебные  заведения НПО  и  СПО:  «Для  ребёнка,  чем  выше  статус,  тем  престиж

больше. Зачем мне идти в НПО, когда сегодня государство даёт возможность пойти в СПО? Зачем идти в СПО, когда есть много коммерческих  вузов,  где  за  деньги  я  могу  получить  высшее

образование?»

Тем      не        менее, повышение    статуса            учебных          заведений,

перевод их из НПО в СПО является лишь частичным выходом из этой ситуации. Имидж среднего профессионального образования не

намного выше, чем начального, при этом в рамках техникумов все равно будет осуществляться подготовка по рабочим профессиям, хотя в соответствии со статусом учебного заведения в рамках этой

подготовки будет изменено соотношение между практическими и теоретическими занятиями в пользу последних.

Таким образом, имидж рабочих специальностей оценивается

опрошенными по-разному, в зависимости от территории и отраслей, к которым относятся расположенные на них промышленные предприятия. Новокуйбышевские эксперты положительно охарактеризовали имидж рабочего, считая рабочие профессии востребованными в своём городе. Самарские эксперты, напротив, считают  имидж  рабочих  специальностей низким,  приводя  4 основных  причины:  низкая  заработная  плата,  некомфортные условия труда, отсутствие социальной поддержки адаптантов на предприятиях и отсутствие защиты трудовых прав молодых рабочих в государственном масштабе.

Непривлекательный имидж  промышленного  рабочего приводит к тому, что в учебные заведения СПО и НПО за последние годы резко уменьшилось количество поступающих на учёбу. Число абитуриентов, желающих получить профессии токаря, слесаря- ремонтника, специалиста по контрольно-измерительным приборам, ничтожно. Мастер производственного обучения так описал ситуацию с набором учащихся по профессии токарь: «Вот сейчас перед вами мастерская – один мальчик в ней работает, больше нет никого. Их в группе 5 человек. А в этом году мы никого не набрали. Эта профессия, скорее всего, канет… Не идут на неё. Я их с трудом набрал».

Не  набрана  в  этом  году  и  группа  по  обучению  профессии

«киповца» (специалиста по контрольно-измерительным приборам).

При это надо учесть, что отсутствие набора произошло в Новокуйбышевске – городе, который сосредоточил на своей территории   активно   работающие   промышленные   предприятия. Даже спрос на таких специалистов со стороны работодателей не повлиял на решение школьников поступать на обучение по этой профессии.

Руководители образовательных учреждений отмечают, что сокращение набора происходит с каждым годом. Правда, объясняя эту тенденцию, они отмечают не только падение престижа рабочих

профессий, но и наличие «демографической ямы». Только в последний год не произошло сокращения количества выпускников школ. Эта демографическая ситуация оказывает, по мнению опрошенных, влияние на уровень оплаты труда школьных учителей, зависящей от количества учеников в классе. Такая зависимость заставляет  школы  «держать»  в  старших  классах  даже неуспевающих   учеников,   которые   могли   бы   после   окончания

9 класса пойти в учреждения СПО. Но, строго говоря, такая система набора на подготовку по рабочим профессиям не может считаться

оптимальным выходом – когда учащимися становятся отстающие

школьники. Однако сейчас ситуация выглядит еще хуже – в систему

НПО и СПО приходят учиться школьники, не закончившие не только неполное среднее образование, но проучившиеся всего 5-7 классов! Вот цитата из интервью:   «К нам приходят люди с любым образованием, 5 классов или с полным средним образованием – всё равно, лишь бы было 14,5 лет. Представьте – шесть классов образования у человека. Ему объясняешь, объясняешь – он не понимает, пока 5 раз не повторишь. Это не его вина, учиться же надо. А почему он не учился? Родители говорят: «он на лавочке учился». Это значит, он прогуливал, а за ним контроля не было, никто не проверял задания, сделаны ли. Вот сейчас у меня группа –

7-8 классов, только один одиннадцатиклассник. А в прошлом году были и 5, и 6 классов образования» (мастер производственного обучения).

Учитывая сокращение числа обучающихся, учебные заведения проводят активную профориентационную работу. Она подразу- мевает выступления преподавателей учебных заведений НПО и СПО перед школьниками и родителями, проведение воспита- тельной работы (организацию военно-патриотических клубов, кружков по ознакомлению с профессиями), проведение дней открытых   дверей,   организацию   предпрофильных   курсов   для

9-тиклассников  и  другие  мероприятия.  Из  интервью  с руководителем  одного  из  учебных  заведений:     «Мы  проводим

предпрофильные курсы в рамках дня открытых дверей для девятиклассников. Школы формируют группы желающих, и эти группы обучаются у нас. Мы им даём ознакомление с профессией, делаем экскурсии. Здесь они уже знакомятся с нами, с материальной  базой,  с  предприятием.  Им  азы  дадут, презентацию покажут. Они уже или сознательно выбирают, или отклоняют наше предложение. Большинство, кто прошли предпрофильные курсы, остаются у нас. Приходят учиться на эти профессии».

Но даже такая активная профориентационная работа не дает

желаемого эффекта. И тогда за набор на конкретную профессию ответственным назначается преподаватель или мастер производ- ственного обучения по этой профессии. Именно он затем получает оплату по количеству привлеченных учеников. Между тем, винить в сокращении наборов именно преподавателей и мастеров, нельзя. Это люди, преданные своей профессии, искренне переживающие за её будущее. В ходе интервью они с горечью и большим волнением говорили о том, что скоро некого будет учить. Один из мастеров

произнес такие слова:   «Если где-то будете говорить об этой

проблеме, так и скажите: база (материальная) есть, отличная,

но некого готовить – ни детей, ни взрослых».

Разумеется,  невысокая  эффективность  профориентации  не

означает, что такая работа не должна вестись. Напротив, информирование о многообразии рабочих профессий необходимо для  формирования  кругозора  школьников  и  выбора  ими дальнейшего пути. Однако учебные заведения не могут обойтись только своими силами, им требуется помощь. Эта помощь может быть им оказана предприятиями, школами и органами власти. Так, например,  опрошенные  мастера  отмечают,  что  в  школах значительно сократилось количество часов на технологию, а в некоторых школах такого предмета нет совсем. В результате школьники лишаются возможности ознакомиться с рабочими профессиями, испробовать свои способности в изготовлении некоторых  предметов  своими  руками.      «Раньше  здесь  (в мастерских учебного заведения) проводили занятия по «трудам» у школьников. Из окрестных школ приходили в наши мастерские,

152, 169 школа. 2 часа в неделю. Они сделают что-то своими руками, а я отдаю им деталь и говорю: «Иди домой отнеси, маме,

папе покажи, что ты умеешь делать!» А мальчишкам это приятно! А сейчас часы на технологию в школе сократили, к нам уже не приходят» (мастер производственного обучения).

Однако, даже заинтересованные в получении рабочей профессии  школьники  не  выбирают  для  продолжения  обучения

систему НПО и СПО. Здесь на них оказывают влияние родители, побуждая поступать в вузы, получать профессии, считающиеся престижными и более оплачиваемыми. Следовательно, учебные заведения НПО и СПО сталкиваются с общественным мнением и экономическими показателями в сфере оплаты труда, изменить которые они не в состоянии.

Существуют примеры, когда предприятия сами проводят профориентационную работу,  сотрудничая  с  учебными заведениями, например, такая работа ведется на ОАО «Кузнецов»:

«Осуществляется  пополнение   кадров   рабочих   профессий   на

нашем предприятии так: мы сотрудничаем с техникумами и вузами, рассказываем о своем предприятии. Разные специалисты, главный инженер… Набираем такую комиссию, предварительно договариваемся с учебным заведением. Нас встречает директор, зам. директора, и проводим встречу в актовом зале. Предварительно еще экскурсия… А в актовом зале собираем всех выпускников или кто последний год учится. То есть мы рассказываем о своём предприятии и на все вопросы, которые они

задают, мы отвечаем студентам или выпускникам. Потом вот

сейчас запускаем видеоролик на телекомпании “Скат”. Будем привлекать молодых специалистов на новое оборудование, которое закупаем».

Однако промышленные предприятия, в свою очередь, зависят от политики, проводимой в стране по отношению к производственному сектору экономики: от размещения заказов, от поддержки со стороны государства молодых специалистов и т. д. Таким образом, для того чтобы увеличился спрос на рабочие профессии, чтобы были созданы привлекательные по оплате и условиям труда рабочие места, чтобы осуществлялась идеологическая поддержка промышленного сектора, и чтобы в конечном    итоге    рабочие    профессии    не    считались    уделом

«андеркласса» необходима разумная и последовательная государственная политика в сфере промышленного производства.

Подводя итоги анализа имиджа рабочих профессий и учебных заведений,   осуществляющих   по   ним   подготовку,   необходимо

признать, что оценка имиджа рабочих профессий имеет прямую связь с  возможностями  и  условиями  трудоустройства  по  этим профессиям.   Востребованные   предприятиями   профессии,   как

правило, пользуются спросом и у абитуриентов. Однако, следует отметить, что стабильно работают и могут предложить хорошие условия   труда   и   приемлемую   оплату   лишь   очень   немногие

предприятия. Большинство же предприятий находится в неустойчивом финансовом и экономическом положении и не может предложить привлекательные условия труда и размер его оплаты. Следовательно,      проблема      повышения      имиджа      рабочих

специальностей и учебных заведений НПО и СПО лежит в значительной части за пределами системы профтехобразования. Она укоренена в общественной социально-экономической ситуации

российской действительности.

 

УДК 331.108

М.В. Морев (Вологда, Институт социально-экономического развития территорий Российской академии наук) СОЦИАЛЬНОЕ ЗДОРОВЬЕ КАК ФАКТОР МОДЕРНИЗАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

 

На сегодняшний день главным фактором устойчивого экономического роста страны в условиях модернизации является человеческий капитал, поэтому в настоящее время значительные требования предъявляются к  его  качественным характеристикам. С этой точки зрения возрастает роль сохранения и укрепления социального здоровья общества как интегральной характеристики его  способности  обеспечить  личность  надежной  и  всесторонней

защитой   от    воздействия   рисков,   исходящих   от    природной,

социальной, технологической реальностей.

Социальное благополучие, согласно определению Всемирной ор-ганизации     здравоохранения,     наряду     с     физическим     и

психическим, является одним из трёх главных компонентов общественного   здоровья.  Его  можно  трактовать  как  состояние

индивидуума, группы, общества, соответствующее норме с точки зрения всех статусных параметров (психологического, семейного, социального, культурного, экономического, этнического) [1].

Опыт преодоления социально-экономических кризисов 1991 и

1998 г. показал, что негативные явления в экономике оказывают существенное влияние на состояние социального здоровья общества. При этом последовавшая с 2000 г. стабилизация экономической и политической ситуации в стране шла более быстрыми темпами по сравнению с восстановлением духовно- нравственного потенциала, что стало одной из главных причин замедленных  темпов  улучшения  демографической  ситуации  на фоне экономического развития.

По словам член-корр. РАН Н.М. Римашевской «социальное нездоровье  населения  проявляется  в   катастрофическом  росте

аномалий и асоциального поведения: алкоголизме; наркомании, особенно     среди  молодёжи;  криминализации  социальной  среды; резком       увеличении  числа  самоубийств»  [1].  Актуальность  этих

проблем обусловливает тот факт, что сверхсмертность населения трудоспособного возраста (особенно среди мужчин) является особенностью, которая отличает структуру российской смертности

от западных аналогов.

Самоубийства, убийства и алкогольные отравления принадлежат к классу «Несчастные случаи, травмы и отравления»,

который          устойчиво  занимает  3  место  в  структуре  смертности населения       Российской   Федерации   (после   болезней   системы кровообращения и новообразований).

В распространении социальных патологий условно можно выделить 2 периода: первый – до 2000 года, когда уровень смертности  испытывал  значительные  колебания,  и  второй  –  с

2000 г. по настоящее время, когда смертность от указанных причин постепенно снижалась (рис. 1). Очевидно, что значительные колебания  социальных  патологий  в   90-х   гг.   были  связаны  с распадом Советского Союза и экономическими кризисами 91 и 98 гг.

В 1999 г. по отношению к 1990 г. рост уровня смертности от самоубийств составлял 146\%, от убийств – 181\%, от алкогольных отравлений – 186\%.

Относительная стабилизация политической и социально- экономической ситуации после 2000 г. привела к снижению распространения социальных патологий, при этом темпы этого снижения незначительно замедлились в последние годы (точнее, после 2008 г.), что связано с негативными последствиями мирового финансового кризиса. В 2010 г. по отношению к 2000 г. рост уровня смертности от суицидов составлял 59\%, от убийств – 46\%, от алкогольных отравлений – 51\%.

 

45        41,4

40

35

 

35,3

 

39,1     36,1

 

 

32,2

26,5

30

25

30,8     28,2

22,9

31,4

 

28,6

27,1

26,5

23,4

 

20        14,3

15

10

5          10,9

0

29,5

 

17,8

 

25,6

29,1

 

24,9

 

16,7

 

16,9

 

15,1

 

15,0

 

 

13,4

 

13,3

1990 г.             1995 г.             1998 г.             2000 г.             2003 г.             2005 г.             2008 г.             2009 г.             2010 г.

 

Уровень убийств

 

Уровень самоубийств

 

Уровень смертности от алкогольных отравлений

 

Рис. 1. Динамика смертности от причин класса «Несчастные случаи,

травмы и отравления» в Российской Федерации (умерших на 100 тыс. нас.)

 

На территории Вологодской области в целом наблюдаются те же тенденции за исключением динамики смертности от алкогольных отравлений (рис. 2). Эта особенность региона связана с тем, что в начале 2000-х гг. в Вологодской области остро стояла проблема использования суррогатов алкоголя, вызванная повышением цен на спиртные напитки.

 

70

60

50

40        31,1

30

 

56,7     52,5     57,3     52,2

 

47,9

23,9     21,5     26,6

 

38,8

 

39,2

 

26,5

 

29,4     25,7

20        14,8

10

0

 

10,1

18,3

 

7,9

25        25,1     22,9

15,2     18,8     17,4

14,4     14,7     14,0

1990 г. 1995 г. 1998 г. 2000 г. 2003 г. 2005 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г.

 

Уровень убийств

Уровень самоубийств

Уровень смертности от алкогольных отравлений

 

Рис. 2. Динамика смертности от причин класса «Несчастные случаи,

травмы и отравления» в Вологодской области (умерших на 100 тыс. нас.)

В территориальном разрезе смертность от причин, связанных с ухудшением социального здоровья наиболее высока в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах (рис. 3). Это происходит за счет автономных округов (Эвенкийский, Коми-Пермяцкий, Чукотский, Таймырский), а также Республик Тыва, Бурятия и Алтай. На этих территориях уровень смертности от социальных патологий в  2  раза  превышает  среднероссийское  значение  (72  случая  на

100 тыс. нас.).

Положение Вологодской области среди регионов России постепенно улучшается (так по суицидам в 1990 г. она занимала

27 место, в 2010 г. – 46 место, по убийствам – 32 и 42 места соответственно, по алкогольным отравлениям – 42 и 44).

Изучение        территориальных      особенностей и          причин           такого

распределения является задачей на ближайшую перспективу. Скорее всего, здесь сказываются не только социально- экономические факторы, но и плотность населения, удаленность территории от федерального центра, исторический фактор (например, число мест отбывания наказания), культурный фактор (этнические особенности).

Основными категориями, в которых проявляется повышенный уровень смертности от социальных патологий, являются мужчины,

лица от 29 до 59 лет и жители села (табл. 1). Сверхсмертность

мужчин трудоспособного возраста является одним из феноменов российской смертности, который отличает ее от структуры смертности в зарубежных странах. Очевидно, что большой вклад в этот феномен как раз вносит состояние социального здоровья общества.

Мужчины  и  жители  села  являются  теми  категориями населения, в которых уровень смертности по Вологодской области выше, чем в среднем по стране. Также в регионе следует отметить повышенный уровень  суицидов  в  старших  возрастных группах  и

практически во всех категориях населения – повышенный уровень

алкогольных отравлений.

В целом за период с 2001 г. смертность от рассматриваемых причин снижается, однако следует отметить 2 особенности: во- первых, жертвами убийств все чаще становятся женщины, что говорит об увеличении степени их вовлеченности в криминальную субкультуру; во-вторых, уровень убийств на сельских территориях практически не меняется, а по сравнению с 2009 г. – увеличился.

В 2011 г. мы провели предварительный корреляционный анализ  факторов  риска  распространения  социальных  патологий.

Всего было отобрано 27  факторов, которые были разделены на

4  блока: социально-демографические характеристики территорий,

социально-экономические       факторы,        состояние        системы

здравоохранения       и   образ   жизни   населения.  Выборку  данного исследования составили все регионы Российской Федерации.

В          список            факторов,        которые          показали         хотя     бы       среднюю

степень зависимости, попали индикаторы из всех блоков, при этом

2  фактора  (продажа  водки  и  ликероводочных  изделий,  и численность населения с доходами ниже величины прожиточного минимума) показали корреляцию со всеми рассматриваемыми социальными патологиями (см. табл. 1).

Таблица 1

Распространение социальных патологий в различных категориях населения (на 100 тыс. нас.)

Категории

населения

 

Самоубийства

 

Убийства

Алкогольные

отравления

Российская Федерация (2009 год)

Мужчины

47,3

24,4

25,0

Женщины

8,5

7,0

6,5

5 – 19 лет

8,8

2,9

0,1

20 – 39 лет

34,0

19,2

11,0

40 – 59 лет

31,0

21,2

30,3

60 лет и старше

28,9

11,1

13,9

Город

20,9

13,9

13,5

Село

41,6

18,3

19,3

Вологодская область (2009 г.)

Мужчины

52,8

26,4

32,7

Женщины

9,6

4,9

10,2

5 – 19 лет

4,8

3,7

0,5

20 – 39 лет

33,7

17,0

17,3

40 – 59 лет

38,6

22,0

38,9

60 лет и старше

36,9

12,1

16,8

Город

16,6

9,8

14,5

Село

47,5

24,0

24,3

 

Для расчета экономического бремени социальных патологий был использован показатель ПГПЖ, который рекомендован ВОЗ [1]. Согласно проведенным расчетам совокупные потери от причин смертности, связанных с ухудшением социального здоровья, выше, чем от наиболее распространенных заболеваний (таких как ишемическая болезнь сердца и новообразования; табл. 4). Одни только самоубийства по потерям сравнимы с ишемией и онкологическими заболеваниями, в то время как распрост- раненность ишемической болезни и онкопатологий выше, чем суицидов в 16 и 7 раз соответственно.

В территориальном разрезе по уровню ущерба лидируют те территории, где социальные патологии наиболее распространены. Это   Республика   Тыва,   Алтай,   Бурятия,   Амурская   область   и

Забайкальский край. В этих регионах размер ущерба составляет более 2\% ВРП, в то время как в среднем по стране он равен 0,86\%. В Вологодской области показатель ущерба в целом соответствует среднероссийскому уровню (0,87\% ВРП). По потерям ПГПЖ от суицидов  и  алкогольных  отравлений  регион  занимает  44  место среди субъектов РФ, от убийств – 43 место.

Увеличение   потерь             ПГПЖ от        рассматриваемых      причин смертности  приходится    на            наиболее                    продуктивный           возраст           –

20-30 лет (рис. 3). Аналогичная ситуация наблюдается в отношении ДТП, однако здесь стоит отметить 2 обстоятельства: во-первых, после пика в 20-24 года динамика потерь от ДТП быстрыми темпами снижается  (чего  мы  не  наблюдаем  при  убийствах,  суицидах  и

алкогольных отравлениях); во-вторых, значительная часть ДТП на

самом деле происходит в результате алкогольного опьянения или осуществляется с суицидальным замыслом, то есть напрямую является причиной, связанной с социальным здоровьем, но регистрируется только как дорожно-транспортное происшествие.

 

Таблица 2

Факторный анализ распространения социальных патологий в Российской

Федерации (2009 г.)

 

Факторы

 

Самоубийства

 

Убийства

Алкогольные

отравления

Коэффициент миграционного прироста

(на 10 тыс. нас.)

 

– 0,414**

 

- 0,445**

 

- 0,066

Численность населения с доходами ниже величины прожиточного минимума (в \% от общей численности

населения)

 

 

0,312*

 

 

0,307*

 

 

0,278*

Удельный вес ветхого и аварийного жилищного фонда в общей площади жилищного фонда (в \%)

 

0,498**

 

0,168

 

0,221*

Мощность амбулаторно- поликлинических учреждений (на 10 тыс. чел.)

 

0,430**

 

0,389**

 

0,202

Численность среднего медицинского персонала (на 10 тыс. чел.)

 

0,413**

 

0,308*

 

0,145

Потребительские расходы на алкоголь и табачные изделия (в \% от общего уровня расходов)

 

0,413**

 

0,161

 

0,178

Продажа водки и ликероводочных изделий (литров на душу населения)

 

0,308*

 

0,382**

 

0,260*

Коэффициент фондов (раз)

- 0,046

- 0,132

- 0,242*

Коэффициент Джини