Название: Генезис науки. Проблема социокультурных истоков.(Волков М.П.)

Жанр: Гуманитарный

Просмотров: 1221


Заключение

 

Конец XX века завершается под знаком господства науки и техники, своими успехами демонстрирующими адекватность (а отсюда и укорененность в ткани социума) открытого древними греками способа познания  мира  тенденциям  цивилизационного  развития. Существующее положение, вне всякого сомнения, сохранится и в XXI веке, что порождает самое пристальное внимание исследователей к данному  феномену,  трансформируясь  в  появлении  новых философско-методологических     парадигм      постижения      природы науки, соответствующих  ее  статусу  в  обществе  и  тенденциям эволюции. На смену долгое время пользовавшейся среди исследователей кредитом метафизической концепции развития знания как его простого «приращения», направляемого внутренней логикой познания, приходит социокультурная парадигма, исходящая из признания принципиально социологической природы науки и ориентирующая теоретическую и историческую мысль на выявление ее (науки) нерасторжимых связей с общим контекстом культуры, интенции и установки которой формируют у представителей научного сообщества модели постановки проблем, поиска подходов к их решению, выступают предпосылочным основанием решения вопросов.

Нерасторжимость связей познавательной деятельности и социокультурного пейзажа (среды) общества особенно выпукло предстает на стадии генезиса науки.    Возникновение науки, рассматриваемой как явление социокультурного ряда, выступает естественным и необходимым результатом эволюции культуры. Она появляется   на   той   стадии   развития   культуры,  когда   культурные эталоны   .(нормы,   стандарты),   изменяющиеся   под   воздействием

«невидимого крота истории» — производства, торговли, военных союзов,  начинают  трансформироваться  в  сторону  возрастания степени их универсальности. Разрыв с локальным типом культурных эталонов, который сращен с мифологией и политеистической религией как формой их (норм) обоснования, усвоения и трансляции, приводит к рождению философии как принципиально нового способа обоснования программ культуры.

Открытие разума как высшей инстанции в делах истины, добра и красоты,  инстанции   имперсональной   и   обладающей   «имперской» силой принуждения, — было величайшим достижением античной культуры,  подготовившим  науку.  Возникшая  философия  при  всей

привлекательности и предпочтительности познавательных технологий

(в  первую  очередь,  следует  отметить  конструирование  идеальных

миров) не могла соответствовать глубинной потребности практики в

 

гочном прогнозе. Она не могла обеспечить требуемую точность как в силу предельно универсального характера разрабатываемых моделей, так   и        в     силу     метафорического     характера     используемого инструментария. Требуемая точность прогноза была обеспечена в горизонте иной исследовательской традиции — собственно научной, которая,      подчеркнем,      не   была   бы   открыта   без       глубокой

«стратегической» разведки, проведенной философией. Именно в ней была открыта исследовательская позиция, состоящая в «отстранении» от объекта познания и мысленном манипулировании им. Сама же философия обнаружила истоки этой позиции в поразительно развитых формах античного искусства: в орнаменте росписей, в литературном экфразисе, в скульптуре, допускающей обзор со всех точек и т.п.

Другими сторонами социокультурного пейзажа, помимо философии и            искусства,                   обусловившими         эволюцию                  познания        к          рационально-- теоретическому            (теорийному) типу   были:   качество                   «человеческого фактора», проявившееся в развитом индивидуализме и наличии массы энергичных,   предприимчивых,                 трезво            рассуждающих                        людей,           не боявшихся  идти  на  слом  и отбрасывание  традиций, если последние мешали                                   их                    развитию;      демократическая                                форма              организации политической             жизни,           которая,                      обеспечивая               свободным       гражданам возможность участия в делах государства и общества, требовала от них   определенных                        способностей -                                   искусства                                убеждения, опровержения, полемики, которым  блестяще  владели  демагоги  и  из которого     родилась         логика;                       демократизм  как                        феномен                     культуры                     в целом, выразившийся в открытости культуры инокультурным влияниям и терпимости к «чужому», в отсутствии культурного снобизма, судящего свысока               о          чужом                      и          потому           лишенного                способности  осуществить цивилизационно оправданную селекцию культурных достижений; инновационность                      как         антипод                      традиционализма,                 ориентирующая человека на продуцирование новых форм и отношение к новому как норме;                  «нормальность»           культуры,      подталкивающая         творчество     во

всем  многообразии  его  видов  и  форм  на  создание  канонических

образцов, каковым для научного познания предстает теория.

Возникнув      как       необходимый продукт           эволюции       культуры         и

цивилизации, — этому  выводу  отнюдь  не  противоречит  тезис  о  ее

рождении     в     особом     типе     социума:     античность     оказалась

«беременной»  наукой  в  силу  своеобразного  «прорыва»во  времени,

сделавшего   ее   наиболее   подготовленной   к   появлению   на   свет

одарившего человечество обильными дарами «ребенка», - наука за

более    чем    двухтысячелетнюю    историю    своего    существования

претерпела    множество    трансформаций.   Они    совершались    под

воздействием    «тектонических»   сдвигов    в    истории    общества    и

выливались в

 

изменение основной целевой ориентации и образа науки, характера принимаемой методологии, способов и технологий обоснования, моделей реконструкции ее истории. Нередко различия исторических форм науки приобретали настолько радикальный характер (например, средневековая и новоевропейская наука), что провоцировали вопрос о правомерности отнесения их к одному социокультурному ряду. Ответ на этот вопрос сводится к отысканию фундаментальных характеристик научного способа познания, обнаруживаемых во всякой его исторической форме; к таковым, на взгляд автора, относятся идея обоснования и доказательности и ценности объективной истины и новизны. Присутствуя в качестве атрибутивных признаков во всех исторически сменяющих друг друга формах науки, они позволяют отличить ее от вне- и ненаучных форм познания.

На всех   этапах истории науки обнаруживает себя и другой феномен, отчетливо проявившийся уже на стадии ее генезиса, — присутствие рядом с наукой вне- и ненаучных форм познания и взаимодействие науки с ними. Наука, представляя собой один из способов познания реальности, обречена сосуществовать с другими, отвечающими глубинным потребностям человека.   Не имея возможности вытеснить их из горизонта духовной жизни человечества, наука вступает в диалог с иными способами мышления; последний же включает в себя такие виды, как спор, дискуссия, полемика, предполагающие взаимную критику.

В   античности,  на   стадии   генезиса   и   утверждения   в   качестве способа мыследеятельности, наука ведет активный диалог с мифом, религией, искусством, моралью, философией, полемизируя в одних случаях и «подпитываясь» в процессе интеллектуального сотрудничества - в других. В средние века науке приходится вести резкую полемику со своим основным оппонентом - религией; эта полемика позволяет науке очертить горизонт своих притязаний и возможностей.   Наука   Нового   времени,   освободившись   от   опеки

религии, впадает в гордыню:

для  нее  все  иные способы мышления предстают  лишь как объекты

критики, как своего рода реликты прошлого, которые можно уважать,

но  с  которыми  невозможно  двигаться  вперед  (предельный  вариант

этой   идеологии   был   оформлен         в   позитивизме,  который   даже

философию   заклеймил       как   метафизику   и       поставил       перед

«позитивным» знанием задачу очищения от последней). Современная

наука,     пройдя      между      Сциллой      сциентизма      и      Харибдой

антисциентизма,  осознает   гибкость,  изменчивость   границы   между

научными  и  вне-  и  ненаучными  способами  мышления.  Выступая  в

качестве всеобщей науки о человеке, рассматривающей человека как

целостный феномен бытия, она встает перед необходимостью тесного

взаимодействия с

 

другими открытыми в истории человеческой мысли познавательными традициями  и  способами  мышления.  Только  такой  диалог, вытекающий из признания социокультурной     обусловленности эволюции науки, позволит современной науке стать действенным средством преодоления кризиса, в котором пребывает техногенная цивилизация конца XX века.