Название: Архитектурно-историческая среда (Б. Е. Сотников)

Жанр: Строительный

Просмотров: 1601


5.1. скульптурные украшения, как средства, дополнявшие архитектурно-художественную композицию

 

Во все времена человечество возводило сооружения для различного назначения и пользования – культовые, общественные, административ- ные, жилые. Зодчие стремились придать внешнему виду зданий – фаса- дам, определенную смысловую значимость, обозначив этим не только функциональное назначение архитектурной постройки, но и определенное эмоциональное воздействие на психику человека (храмы, монастыри, дворцы, усадьбы, торговые и промышленные комплексы, жилые дома).

Архитектурный облик зданий нес в себе дух исторических эпох, молча рассказывая об эволюции политических, эстетических, религиоз- ных нравов общества, его мировоззрения, его мировосприятия.

Если строили здания из естественных, натуральных материалов (ка- мень, дерево), то использовались часто неповторимые декоративные фак- турно-текстурные цветовые качества самого материала, созданные или выявленные ремесленным трудом мастера.

Архитектура зданий усложнялась, а вместе с ней усложняется и сам архитектурный декор.

Облицовка кладки или бетонной стены была известна еще в древно- сти. Облицовочный материал обладает большими художественными воз- можностями и относительной «свободой» от несущей структуры стен.

Появление новых конструктивных материалов, новых строительных технологий, тенденций, идей и накопленный опыт позволил зодчим и строителям применять в строительстве дешевые и прочные материалы и облицовывать их различными отделочными материалами из натурального и искусственного камня, стекла, дерева, полимеров, металла, керамики, цветных штукатурок, используя их декоративные качества, а в определен- ных случаях и с заданными свойствами для защиты не только фасадов, от атмосферных воздействий, но и внутреннего пространства зданий, от аг- рессивного воздействия на человека бесконечного множества различных излучений.

В Древней Руси, стране бескрайних лесов, где дерево было самым доступным материалом, деревянное зодчество занимало исключительное положение, оно достигало высокого совершенства и оказало на русскую архитектуру значительное влияние.

Одна из особенностей русского народного жилища – устойчивость его основных типов, композиций фасадов и конструктивных приемов. Декоративные элементы – помочи, причелины, наличники окон, балконы, крыльца и другие детали в значительной степени были подвержены изме- нению художественных форм.

Это приводило к большому разнообразию декоративных приемов и придавало крестьянским домам индивидуальные черты. Декоративные формы не только в каждой области, но и в каждом районе давали большое число  вариантов  орнамента,  что  придавало  разнообразие  архитектуре. Из поколения в поколение передавались традиции мастеров деревянного дела, совершенствовались и уточнялись приемы художественной обработ- ки дерева. Неповторимые образцы резьбы по дереву дали русский Север и Среднее Поволжье. Северная резьба с ее несложным орнаментом из косых

и прямых линий, ромбов, розеток, выемок продолжала традиции древнего

 

Новгорода.

 

Крупнейшим центром художественной обработки дерева было Поволжье. Именно здесь развивалась известная «корабельная» резьба, ко- торая поначалу исполнялась на волжских судах, а затем вошла в архитек- туру жилища, украсив фасады жилых домов, ворот, столбов, предметы быта. Точно вышивки, распространялись по фасаду затейливые узоры с изображениями вьющихся растений, фантастических птиц, русалок, львов, человеческих фигур.

Декоративные украшения располагались в строго отведенных им местам на фасаде дома и подразделялись на определенные виды: а) конст- руктивно-декоративные – кронштейны-помочи, потолки, шеломы, кури- цы, бруски-связи; б) декоративные – причелины, полотенца, наличники окон, балконы; в) функционально-декоративные – крыльца, ворота, гале- реи-гульбища.

Для древнерусской архитектуры любовь к узорочью, «украшенности премудрой» была естественным продолжением развития декоративности в народном искусстве. Причем когда декоративность деталей усиливает вы- разительность архитектурной формы, выявляет тектонику сооружения, а следовательно – способствует наиболее полному воплощению образного замысла.

Монументально-декоративная скульптура, рельефный декор из на- турального и искусственного камня, металла, керамики, полимерных ма- териалов, украшающие фасады общественных и жилых зданий, ведут свое начало со времен петровских преобразований.

Петр I «прорубил окно в Европу», через которое к нам в Россию из Европы хлынули потоки «новых технологий». В Древней Руси не знали штукатурку и лепнину. Скульптура и скульптурный декор не получили распространения из-за особенностей религиозного характера культуры русского народа, исповедовавшего православие. Лишь за редким исклю- чением резной декор из белого камня применялся для украшения храмов.

Рубеж XVII–XVIII вв. стал для России поворотным и необратимым во всех сферах.

Зарождение новой светской культуры связано с размахом каменного гражданского строительства, новые технологии, новые формы, новые мо- тивы и новые приемы поставили перед русскими архитекторами основ- ную задачу – освоить и творчески переосмыслить опыт европейского зод- чества – от методов проектирования, способов организации планов и объ- ема зданий до форм и мотивов декоративного убранства их интерьеров и фасадов.

В результате в конце XVII–начале XVIII в. начинают сказываться новые принципы оформления фасадов, новые архитектурные формы, но- вые правила расположения декора на плоскостях фасадных стен.

Даже храмы, при проектировании и строительстве которых строго придерживались многовековых художественных традиций, стали приоб- ретать светскую нарядность, жизнерадостность и изукрашенность.

Приобщение русского зодчества к традиции европейской стилевой ордерной архитектуры повлияло на сюжеты и художественный язык деко- ративного убранства фасадов [17].

Особенности трактовки ордера, историческое своеобразие интерпре- тации орденской системы отличает неповторимость ряда архитектурных стилей – петровской архитектуры, барокко, классицизма, неоклассицизма, использующих в качестве стилеобразующих ордерные формы.

В соответствии со светским характером русской культуры XVIII–начала XX в. наибольшую распространенность получают восходя- щие к античным источникам мотивы, утверждавшие радость земного бы- тия, величие и могущество, – львиные, мужские и женские маски, венки, гирлянды, растительный и геометрический орнаменты, декоративные за- витки. Они нередко дополнялись сюжетными композициями аллегориче- ского содержания, восходящими к античной мифологии. Но где бы ни на- ходились маски, рельефы, декоративные панно, венки и гирлянды, они неизменно фиксировали или подчеркивали главную ось отдельного эле- мента: окна, портала, части фасада или фасада в целом.

1730–1760 гг. – время господства в архитектуре стиля барокко. Барокко свойственны напыщенность, мажорная жизнерадостность, деко- ративное богатство, органическая целостность архитектурного и скульп- турного декора. Фасады зданий, выстроенных в стиле барокко, украшают богатые, сложной формы наличники, декоративная лепнина – маски, рас- тительный орнамент, фигуры атлантов и кариатид, как бы поддерживаю- щие окна, балконы, карнизы.

Лепной декор используется широко и разнообразно: скульптурные детали то размещаются в поле наличников и фронтонов, внутри их, то свободно, по плоскости стены, нарушая строгие прямые линии архитек- турных членений и форм. Сочетание регулярности со свободной импрови- зацией  составляет  особенность  и  придает  очарование  памятникам барокко.

1770–1830-е гг. – время классицизма. Классицизм – прямая противо- положность барокко. Его отличает простота, ясность, четкая прострое- ность композиций. Мотивы декора сравнительно малочисленны и строго канонизированны, особенно орнаментальные. К числу наиболее распро- страненных принадлежат маски замкового камня, заклинивающего в цен- тре конструкцию надоконной перемычки или дверного проема. Замковый камень действительно определяет прочность и долговечность конструк- ции и чаще всего метафорически изображается львиной маской, а иногда мужскими и женскими масками.

Так же характерен для классицизма тематический рельеф – вытяну- тые по горизонтали композиции с изображением мифологических сцен. Они аллегорически повествуют о назначении здания, изображая круг осо- бенно популярных в то время сюжетов, связанных с темой наук, искусств, просвещения, идиллические сцены.

Традиционное место тематического барельефа – в центральной части фасада над окнами главного этажа. При выделении главной оси компози- ции и уравновешивании движений по вертикали и горизонтали, явное предпочтение отдавалось элементам декора, расположенным по горизон-

тали, что образовывало на фасадах зданий ленточные композиции из ме-

 

дальонов, розеток и филенок над окнами главных этажей.

 

Мягкие по пластике рельефы орнаментальных и сюжетных компози- ций заглублялись в стену, и это создавало впечатление легкости и про- зрачности благодаря своеобразной просторности композиций, оставляю- щих место для фона. Но уже в начале XIX столетия характер рельефа, особенности прорисовки его форм, меняются, а заглубленность рельефа в стену исчезает. Очень популярными в русском декоре становятся мотивы, связанные с темой военного триумфа после победы в отечественной войне

1812  г.,  восходящие  к  военной  эмблематике  Древнего  Рима,  воинские доспехи, оружие, знамена, трофеи, летящие фигуры Славы.

Если весь ассортимент архитектурного декора, его элементы изго- тавливались в массовом порядке, то сюжетные фигурные композиции вы- полнялись непосредственно крупными мастерами-профессионалами на заказ, специально для определенного сооружения. Авторское исполнение ценилось всегда высоко и во все времена.

Характерной особенностью архитектуры 30–60 гг. XIX в. явилось почти полное отсутствие на фасадах лепнины. Архитектурный декор представлял собой мелко профилированные междуэтажные тяги и карни- зы, такие же мелкопрофилированные наличники. В отличие от Петербур- га, в Москве скульптурный декор не получил широкого распространения, но уже в последней трети XIX в. резко возрастает его роль в архитектуре. Появляется богатый ритм, взаимодействие и переплетение нескольких ритмических рядов и в связи с этим усложняется композиция, пышность и богатство декора, качества, которые стали эталоном прекрасного в архи- тектуре. Но как и любой из архитектурных стилей, классицизм проходит определенный временной этап эволюции. С появлением новых техноло- гий, новых материалов, с переосмыслением прошлого опыта, происходит трансформация основ архитектурных стилей. Эти переходные периоды обозначаются термином «эклектика».

Возврат к прошлому наследию не бывает случайным. Направления в архитектурных стилях неклассического наследия, вплоть до второй трети

XIX века занимали подчиненное место. Теперь же обнаруживается тен- денция к размыванию различий между архитектурными формами и скульптурным декором. Для ордерной системы характерным было подчи- нение главного второстепенному. Скульптурный декор принимает на себя роль, ранее безраздельно принадлежавшую ордерным системам и, сопер- ничая по значению с архитектурными формами, начинает оспаривать их первенство. Эта тенденция приводит к уравнению роли скульптурного де- кора и архитектурных форм. А широкому использованию в качестве сти- леобразующих форм прошлых исторических эпох, особенно древнерус- ского зодчества и народного искусства, придается первостепенное значение.

Эти две тенденции приводят к резкому увеличению роли скульптур- ного декора, который выполняется в традиционных материалах для ор- дерных классических форм (штукатурка, лепнина), так и в кирпиче, есте- ственном камне, дереве с широким применением цветного стекла (витра- жи) и изразцов (майолика в древнерусском зодчестве).

Правильно понятые и употребленные классические формы и мотивы декоративного убранства становятся явлением иной национальной куль- туры, в данном случае русской, столетия спустя.

Самые важные, определяющие ценности духовной жизни России, соотносятся с формами древнерусского и народного зодчества. Проблема народности и национальности приобретает несопоставимую с другими ев- ропейскими странами остроту. Все без исключения постройки, спроекти- рованные с применением мотивов русского крестьянского искусства или древнерусского зодчества, относились к числу самобытных и отмеченных печатью народности.

Декоративная скульптура, украшающая выстроенные в европейских стилях общественные сооружения второй половины XIX в., непосредст- венно примыкает к ведущей тенденции искусства XVIII – первой четверти XIX в. Аллегорически повествуя о назначении здания, она уточняет и конкретизирует выражаемые его обликом идеи. Те же особенности харак-

теризуют лепной декор жилых зданий – не только особняков, но и много-

 

квартирных многоэтажных домов.

 

Фасады жилых домов Москвы, Петербурга 1870–1890-х гг. густо на- селены атлантами, кариатидами, гермами, львиными, мужскими и жен- скими масками, фавнами, амурами, нимфами, кавалерами и дамами. Они очень чрезвычайно изобретательно и многообразно компонуются с бароч- ными картушами, завитками, лентами, колонками и наличниками, разрас- таясь в развитые декоративные композиции. Не только фигурные изобра- жения, но и маски имеют очень высокий рельеф, превращаясь нередко в настоящую круглую скульптуру, – тенденция, чрезвычайно характерная для этого любящего эффект и праздность искусства.

Ориентацией на массовый вкус и определяются особенности декора зданий второй половины XIX–начала XX в. – его обилие, нарядность и праздность, приверженность, несмотря на видимое многообразие форм, к немногим устойчивым стереотипам.

В конце XIX-начале XX в. как и в эклектике, наиболее традицион- ным и тесно связанным с наследием XVIII–начала XIX в. оказался лепной декор архитектурного стиля модерн. Несмотря на сознательное отталки- вание от эклектики, декор входит в композицию зданий модерна на преж- них основаниях как новый мотив.

В наиболее ярких образцах модерна декоративная лепка стала играть принципиально иную роль по сравнению с эклектикой. Лепнина превра- тилась в неотъемлемую часть архитектурной композиции. Декор исполь- зуется архитекторами в каждом конкретном случае согласно художест- венного замысла. Трактовка архитектурных элементов – стен, карнизов, эркеров, оконных и дверных проемов – обрела пластичность, скульптур- ность. Главная роль отводится не декоративному обрамлению оконного или дверного проема, а форме, ритму, очертаниям самих окон и дверей, выразительности фактуры и цвета стекла и его сочетаниях с фактурой об- лицовочного материала стен. В лепном декоре модерна широко исполь- зуются растительные мотивы в виде ползучих ветвей, стеблей, цветов и трав,  в  виде  беспредметных  волнообразных  клубящихся  образований,

изображения животных и птиц, ранее не использовавшихся в предшест- вующих стилях – совы, филины, бабочки, змеи, пеликаны, летучие мыши, растительный и животный мир подводного царства. Все эти мотивы пере- дают ряд сложных понятий, символизирующих бесконечную и непрерыв- ную изменчивость бытия, стихийную мудрость природы, преодоление инерции и тяжести материи, победы живого и движущегося над косным и неподвижным.

Излюбленный элемент декора – женская маска. Волосы женской маски, непосредственно переходящие в растительный или цветочный узор или линейный орнамент, окутывающие ее, мягко извивающиеся, словно струящиеся линии, оплетают окна, свободно переходят на консоли, на- личники, сливаются со стеной, «растворяясь» в ее толще и «вырастая» из нее вновь.

Это архитектурно-скульптурный эквивалент свойственного симво- лизму понятия вечной женственности, вечно возрождающейся и неисся- кающей жизни, жизнедающего начала и источника внутренней гармонии

мира.

 

На фасадах зданий встречаются примеры стилизации скульптурного декора в духе западноевропейского средневековья и древнерусского ис- кусства.

В модерне ясно обозначилось новое тяготение крупных мастеров к занятиям монументально-декоративной скульптурой.

С 1910 года начинает развиваться в архитектуре, так называемый

 

«неоклассицизм».

 

Что касается архитектурного декора, то неоклассицизм в основном обновляет стилистику и сюжетику скульптурного рельефа времени клас- сицизма. Многофигурные композиции применяются неизмеримо более широко. Преобладают картины шествий, бесед, музицирования, занятий искусствами. Возрождаются круглые и овальные медальоны, в которых нередко изображаются мужские или женские маски, популярные в клас- сицизме, летящие фигуры Славы. Летящие фигуры Славы – мотив, проис-

ходящий от декора триумфальных арок, возводившихся в Древнем Риме в честь императоров, в память побед, выдающихся событий.

В России особую популярность этот мотив приобрел в первую треть

 

XIX в. после победы над французскими войсками в отечественной войне

 

1812  г.  Но  применялся  не  обязательно  как  декор  триумфальных  арок.

 

Летящие фигуры Славы появляются и на фасадах зданий.

 

Время распространения лепного декора как элемента архитектурной композиции приходится на XVIII–начало XIX в. Роль его и значимость в композиции зданий резко возрастает во второй половине XIX в. более, чем на любом другом этапе развития русской архитектуры XVII–начала XX века.

Изменения в архитектурном стиле после 1917 года повлекли за со- бой отказ от присущих предшествующим векам мотивов и форм декора- тивного убранства.

В строительстве сильно проступал конструктивизм, направление, пренебрегавшее художественной стороной архитектуры, под влиянием конструктивизма многие здания решались упрощенно в художественном отношении, на пропорции не обращалось должного внимания, архитек- турный декор утратил свое важное значение.

Изменение общей направленности архитектуры после периода гос- подства сталинских ренессансных дворцов в значительной степени по- влияло на облик не только Москвы. Общественные и административные здания стали возводить из новых материалов, по совершенно другим про- ектам. Для сооружений 1960-х характерно наличие жестких систем пря- моугольных элементов, равномерно располосованных лентами окон и ме- жоконных панелей фасадов, больших цельных поверхностей остекления.

Идеи строительства домов из стекла и железобетона были почерпну- ты из архитектурного прошлого 1920-х – времени создания ярких произ- ведений пролетарских конструктивистов и рационалистов. Один из прин- ципов конструктивистов 1920-х подразумевал изначально планировку по- мещений дома, определяя их конструкцию, а затем создавался фасад, по- вторяющий ее объем.

Попытка увязать современные упрощенные объемы без имитации под старину с шедеврами средневекового зодчества в те годы казалось верным шагом.

Современным в архитектуре 1960-х считалось возведение на мос- ковской земле аналогов западных «ледяных глыб». Идея масштабного ос- текления поверхностей была основной при строительстве общественных зданий.

Экономические и технические возможности, новейшие идеи опреде- ляли архитектуру 1960-х годов. Искусство отошло на второй план и под- чинилось новым правилам, сложившимся в результате хрущевских ре- форм. В жилищном строительстве утвердился тип универсальных пяти- девятиэтажек, а в общественном – начали задавать тон унификация, стан- дартизация и технологичность.

Современное развитие архитектурной формы в целом идет по линии снижения веса ограждающих конструкций. Новое качественное развитие стены заключается в ее относительной свободе при формировании архи- тектурного объема – цельности, нерасчлененности огромных поверхно- стей или подразделении ее на самостоятельные и отдельно стоящие стен- ки. Выход из жестких конструктивных связей, обусловленных прошлыми системами, принес ей локальную разграничительную роль. Выявление входов и проемов окон, этажных членений, лестниц часто происходит с помощью элементов других тектонических систем. Отсюда появление но- вых приемов трактовки стены и, следовательно, новых связей с монумен- тальным и декоративным искусством.

Однако и в этих условиях стена остается одной из выразительных художественных форм: рельеф, вырубленный в каменном массиве, за- кладные массивные элементы пластики, рельефная кладка из кирпича и бесчисленные варианты облицовок и «накладных форм» составляют бога- тый арсенал средств архитектурного декора.

Каркасная структура – одна из наиболее распространенных и пер- спективных в современном строительстве. Она обладает большими по- тенциальными возможностями взаимодействия с произведениями мону-

ментально-декоративного искусства. Размещение живописи и пластики в структуре решетки каркаса, консольное расположение отдельных барель- ефов и фризовых лент, плоскости рельефа или живописи, покрывающие целостный объем здания в виде свободного течения стены, «островное» расположение произведений искусства – вот наиболее характерные струк- турные приемы взаимосвязи архитектуры каркасных сооружений архитек- турного декора.