Название: Архитектурно-историческая среда (Б. Е. Сотников)

Жанр: Строительный

Просмотров: 1602


3.3. актуальные проблемы формирования силуэта застройки

 

В ряду конкретных проявлений современного пространственного кризиса первое место принадлежит дисгармонии современных зданий с окружающим архитектурным пространством, выражающейся в полной утрате десятилетиями складывавшегося силуэта города, несогласованно- сти пластики фасадов, зачастую в сочетании с нарушением красной ли-

нии. Ярче всего этот пространственный конфликт проявился в нарушении,

 

а потом и полной утрате силуэтности города.

 

Данные проблемы можно рассмотреть на примере Москвы, хотя, столичные трудности могут быть в значительной мере спроецированы на другие города России.

Здесь можно говорить даже не о кризисе, а о катастрофе, поскольку силуэт в архитектурной среде – неотъемлемый и постоянный элемент па- норамы города, без него немыслимо городское пространство. Еще в 80-х годах прошедшего века в исторически сложившийся силуэт города, прак- тически разрушив его, были «втиснуты» несколько высотных зданий. От- ступление от «красной линии», конфликт пластики фасадов граничащих исторических и современных зданий, нарушение принципов «сомасштаб- ности» и «соподчиненности» объектов в системе исторической улицы – суть проявления пространственного кризиса исторического центра города.

Множество фасадов дореволюционных построек отреставрированы наполовину или на треть, только в той части, где располагается какой- либо магазин или офис какого-нибудь предприятия. Показательно, что многие примеры пренебрежения нормами застройки и любых пространст- венных изменений в историческом центре города свидетельствуют о «раз- решительных санкциях» городских чиновников от архитектуры. Более то- го, проекты переделок многих зданий-памятников архитектуры сделаны профессиональными архитекторами.

Еще одна проблема – отсутствие надежного законодательного поля в области градостроительства. Современная «коммерциализация простран- ства», утилитарный подход к решению градостроительных проблем, стремление разместить деловой центр города в его историческом центре стали возможными в отсутствии имеющих статус закона правил застройки исторического центра, базирующихся на официально утвержденном исто- рико-архитектурном опорном плане города.

Глобальной причиной разрушения пространственного облика исто- рической части является смещение акцентов в характере современного российского градостроительства и утилитарное понимание роли архитек-

тора. «Центр тяжести» градостроительства сместился из сферы искусства в    сферу  банального  ремесла,  превратив  «градо-строителя»  в  просто

«строителя».

 

Проблема конфликта новой застройки со сложившейся архитектур- но-исторической средой обозначилась в послевоенные годы, в период ин- тенсивного строительства и реконструкционных работ. Несмотря на то, что пространственные облики городов понесли серьезные утраты, восста- новленные довоенные постройки вместе с новыми, вписанными в силуэт и исторически сложившуюся объемно-пространственную композицию, в целом воспроизводили прежнюю архитектурно-историческую среду. Но в ходе реконструкций старых, частично разрушенных зданий, в их облик вносились изменения – отдельные двухэтажные здания надстраивались третьими этажами, в некоторых случаях изменялась пластика фасадов, часто – внутренняя планировка, что было связано в большинстве случаев с изменением функционального назначения построек.

Эти частные случаи игнорирования градостроительной традиции могли перерасти в проблему, когда была практически проигнорирована историческая составляющая существовавшей застройки. Отсутствие ка- кой-либо единой градостроительной политики властей вылилось в еди- ничные проявления пространственного хаоса, ставшего серьезной про- блемой в 1990-х годах.

Еще в 1971 году отмечалось, что города застраивались «не по како- му-то определенному поэтапному плану, а хаотически, выборочно, не способствуя созданию законченных ансамблей... Развитие окраин в после- военный период осуществлялось вопреки строгой и четкой структуре с прямолинейной планировкой улиц, которая сложилась еще в конце XVIII

– начале XIX вв. и долгое время помогала правильно развивать города». По словам архитекторов, «назрела необходимость реконструкции истори- ческих  центров, многие здания в которых пришли к своему естественно- му концу, однако, возводились новостройки при отсутствии четко прора- ботанной идеи реконструкции центра» [5]. Результатом стала анархия в

строительстве, и назрела необходимость в поэтапном и планомерном ре-

 

шении вопроса о реконструкции городов.

 

Застройка города обычно складывалась на рубеже XIX – XX веков и представляет собой цельный, однородный по характеру и масштабу ком- плекс построек. К сожалению, некоторые ведущие вертикали города были в XX в. утрачены, в 1970-е годы часть зданий центра была снесена и заме- нена 5-, 8-, 12-ти этажными зданиями, нарушившими масштаб и силуэт города. Предусматривается снос исторической застройки на территории всего центра городов. Градостроительная ценность сложившегося ансамб- ля городов никак не осознается и не поддерживается. Вместо 2-3-этажных зданий, рассматриваемых лишь как ветхий, подлежащий сносу фонд, воз- водятся 12-16-этажные дома.

Старый город практически весь уничтожается, сносятся даже неко-

 

торые из немногочисленных памятников архитектуры.

 

Происходит запланированное, целенаправленное уничтожение ста- рого города, намечается массовый снос многих архитектурно и историче- ски ценных построек, технически добротных и крепких, с художественно обработанными интерьерами (лепнина, резьба, росписи, майоликовые пе- чи, паркеты и т.п.).

К сожалению, ни городские, ни краевые власти так и не разверну- лись лицом к историческому облику. Постепенно пренебрежение к исто- рической составляющей застройки отдельных кварталов, улиц и площадей доросло до общегородских масштабов и вошло в повседневную практику строительства. Начался пространственный хаос неконтролируемого строительства. На рубеже веков этот процесс принял катастрофические формы.

Причин этого «индивидуального хаоса» много. Первая – архитекто- ры «изголодались», бросились «творить», без оглядки на окружение м су- ществующую среду. Вторая – общий низкий уровень культуры, и архи- текторов в том числе. Прежняя схема проектирования, когда архитектор старался вписать свое творение в окружающую среду, действовал тактич- но, формировала преемственность. В недавнее время выявилась проблема

излишней индивидуализации архитектуры, основной мерой становятся личные предпочтения архитектора, что затрагивает вопросы профессио- нальной этики и образованности самих архитекторов.

Незнание нынешними градостроителями истории городов, особен- ностей их пространственного развития и, как следствие, – непонимание их пространственной среды, игнорирование отличительных черт, отношение к городу как к экспериментальной площадке – одна из главных причин нынешнего кризиса архитектурно-исторической среды.

Еще одна проблема – отсутствие надежного местного законодатель-

 

ного поля в области градостроительства.

 

Одна из причин конфликта исторически сложившейся застройки и пространственной композиции с застройкой современной – это непреодо- лимое желание коммерческой и финансовой элиты, при одобрении и со- действии властей, сочетать центр исторический с центром деловым и коммерческим. Стоит ли говорить о том, насколько серьезно это противо- речит мировой практике не только сохранения и реставрации историче- ских поселений, но и утилитарного функционального зонирования боль- ших городов?

Формирование города – это длительный исторический процесс, в ре- зультате которого складывается планировочная структура застройки город- ских территорий. Городские системы росли, поглощая прилегающие де- ревни и села, перерождались, приспосабливаясь к новым условиям функ- ционирования. Многократность этих процессов определила разнообразие функциональной организации и разнородность планировки застройки.

По планировочным признакам территории старых частей городов можно разделить на три вида.

К первому относят территории, расположенные в историческом цен- тре городов. Их структура многократно изменялась и характеризуется в настоящее время повышенной интенсивностью застройки. В предреволю- ционные годы земельные участки внутри кварталов застраивались много- этажными домами, которые соседствовали с уникальными архитектурно-

историческими памятниками, мелкими строениями и производственными предприятиями.

Особенностью исторических территорий этого вида является тради- ционная квартальная система планировки с периметральной застройкой. Дома возводились на любых свободных территориях в ущерб зеленым на- саждениям. Строительство было подчинено стремлению максимально ис- пользовать площадь участков. В зависимости от их формы дома принима- ли самые разнообразные очертания в плане. Возникали узкие переулки и дворы-колодцы, не отвечающие требованиям санации.

Второй вид территорий характерен для районов, примыкающих не- посредственно к историческому центру города. Эти районы отличаются несколько меньшей интенсивностью жилой застройки и вкраплением в нее большого количества мелких производственных предприятий.

Историческая и техническая ценность застройки этого вида обычно ниже чем первого. Однако в ней имеются отдельные памятники архитек- туры и капитальные здания, имеющие большое градостроительное значе- ние. При реконструкции таких территорий проще, чем в первом случае, преобразовывать планировочную структуру, подчиняя ее новому функ- циональному значению.

Третий вид территорий – это бывшие окраины крупных городов.