Название: Обобщенный анализ применения средств воздушного нападения ОВС НАТО (Ямпольский Л.С.)

Жанр: Военный

Просмотров: 3054


Выводы

 

Результаты боевых действий в ходе операции НАТО «Решительная сила» свиде-

 

тельствуют о том, что поставленные цели на первоначальном этапе не достигнуты.

 

Основные причины кроются в следующих основных факторах.

 

В организационном плане:

 

ОВВС НАТО не была достигнута оперативная внезапность при нанесении первых ударов;

несмотря на ряд новых тактических приемов, использованных в ходе выполнения боевых задач, в целом, действия СВН строились по классической схеме, применяв- шейся в операциях против Ирака. Это привело к тому, что противоборствующая сто- рона (Югославские ВВС и ПВО) своевременно предприняла нестандартный вариант противодействия;

сказалось отсутствие достаточного опыта применения большой группировки СВН в условиях ограниченного воздушного пространства и горно-лесистой местности в темное время суток;

налицо была слабая скоординированность действий в пространстве и по времени самолетов ТА различной национальной принадлежности.

Технические аспекты:

в условиях горно-лесистой местности самолеты разведки Е-8С, и-U-2S (R.) оказа- лись неэффективными, так как не обеспечивали своевременного отслеживания пере- мещений группировок войск;

бортовые прицельно-навигационные системы даже современных самолетов не обеспечивали полет в СМУ в горно-лесистой местности и при задымленности;

при применении КР наиболее неразрешенной проблемой явилась селекция цели на фоне местных предметов, ложных макетов на конечном этапе наведения (за 3 км до цели).

Апробирование тактики кратковременных высокоточных ударов в темное время суток для подавления сил и средств ПВО, когда последние исключили работу РЭС с длительным излучением, оказалось неудачным. Информация, которая ставится под сомнение   МО   РФ,   о   немногочисленных  фактах   применении  ПРР   самолетами

«Торнадо» ВВС Великобритании появилась только на третьи сутки.

 

В этих условиях наметилась тенденция перехода к интенсивным круглосуточным авиационно-ракетным ударам, для чего продолжается наращивание группировки СВН. Однако, при этом, исходя из анализа опыта применения авиации за весь период дейст- вий на Балканах, интенсивность ударов будет существенно зависеть от метеоусловий, что позволит ВС Югославии, в том числе ВВС и войскам ПВО, в паузах между удара- ми принимать меры по восстановлению боеспособности и выработке необходимых мер по совершенствованию форм и способов борьбы с воздушным противником.

Обобщенный анализ данных из многих источников позволяет сделать вывод о том,  что  руководство  альянса  будет  наряду  с  ведением  «изнуряющих  боевых действий» искать новые формы, способы и тактические приемы действий СВН, обес- печивающие решение поставленных задач. Не исключено, что военное руководство НАТО попытается найти способы боевого применения СВН, обеспечивающие одно- временное решение задач подавления сил и средств ПВО, уничтожение авиации и ве- дение боевых действий сухопутными силами.

Координацию  действий  самолетов ТА и СА с ударами КРМБ осуществлял ВКП

 

на ТВД ЕС-130Е;

 

контроль воздушной обстановки, формирование ударных групп ТА и координа- цию их действий, а также наведение истребителей на цели – самолеты ДРЛО Е-3D ВВС Великобритании и Е-ЗА «АВАКС – НАТО», являющихся очень эффективным средством разведки и управления. Необходимо отметить, что по своим возможностям управления самолеты АВАКС не уступают ВКП (ЕС-130Е), а формирование на борту

собственной базы разведанных дает ему неоспоримые преимущества над традицион-

 

ными ВКП .

 

Анализ даже открытых изученных материалов – видеозаписей реальных воздуш- ных боев в Ираке (1991 г.) показал, что при отсутствии самолета АВАКС исход мно- гих воздушных боев мог бы быть иным. То же можно сказать и по противоборству авиации НАТО с ИА СФРЮ.

Тактика действии СВН в ходе операции постоянно уточнялась.

 

Военное командование ОВВС видя, что ВС СРЮ успешно используют все погод- ные и физико-географические условия для оперативной маскировки и противоборства с авиацией, крылатыми ракетами, в два раза увеличило время боевого дежурства са- молетов разведки. Так, для контроля воздушного пространства задействовались СДРЛОУ не только ОВВС НАТО, но и ВВС Великобритании, Франции, США.

Практически каждый вылет ударных групп самолетов стал сопровождаться веде- нием радиотехнической разведки самолетами RС-135, которые обеспечивают режим предварительного целеуказания на источники излучения самолетов-носителей ПРР (справка: рабочий диапазон приемника РТР RС-135 позволяет полностью использо- вать возможности ГСН ПРР).

Для обеспечения непрерывности РТР с воздуха были дополнительно задействова-

 

ны патрульные самолеты ВМС типа ЕР-ЗЕ «Орион»;

 

для провоцирования на включение средств ПВО начали использоваться демонстрационные группы;

 

для ведения комплексной разведки наземной группировки с воздуха задействова- лись практически все самолеты U-2R, S базирующиеся в Европе, дополнительно в район конфликта были переброшены самолеты и U-2S с континентальной части США; для  повышения эффективности разведки войcковых формирований ВС  СФРЮ были задействованы самолеты системы «Джистарс» и развернуты подразделения раз- ведывательных БЛА в Македонии – многофункциональных разведывательных БЛА БПП «Предатор», БЛА ближнего действия СL-289 («Хантер».). Необходимость при- менения разведывательных БЛА может объясняться с одной стороны переходом от не оправдавшего вида ведения разведки в режиме бокового обзора самолетами разведки к режиму непосредственного наблюдения над объектом разведки. Однако, с началом полетов БЛА выявилась уязвимость их от огня зенитных средств – уже первый запу- щенный БЛА был сбит. К настоящему времени их сбито уже 21 из 40 развернутых в

Македонии.

Далеко не лучшим образом зарекомендовала себя система «Джистарс» – разрек- ламированного распознавания классов и более того, типов наземных целей (бронетех- ники, транспортных средств) не получилось. Обнаруженные войсковые колонны в действительности часто оказывались колоннами машин и тракторов с беженцами или пассажирские железнодорожные составы, то есть даже весь имеющийся арсенал средств разведки не смог обеспечить достоверной и своевременной разведывательной информацией о местонахождении наземных группировок войск, сил и средств ПВО.

Схемы построения ударов в ходе второго этапа операции были идентичны первым.

 

В то же время авиация НАТО начала активно применять тактику охоты за силами и средствами ПВО и войсковыми формированиями, действуя часто наугад по предпо- лагаемым объектам, с использованием которых могли маскироваться личный состав и ВВТ.

При этом высоты действий авиации часто снижались до 1500-2000 м в связи с по- годными условиями и особенностями действий при нанесении ударов по действую- щим войсковым формированиям СРЮ. В этот период летчики отрабатывали технику полетов и нанесения ударов в условиях облачности с использованием данных борто- вых РЛС. Так, 13 апреля впервые авиация НАТО атаковала объекты в Косово днем сквозь облачный покров.

Количество привлекаемых самолетов для ударов не превышало 120 самолетов, а количество самолето-вылетов не более 140. Для поддержания непрерывного воздейст- вия с воздуха командование НАТО массированно применяло КРМБ «Томахок».

Необходимо отметить, что из 5924 боевых вылетов на 19 апреля только 1687 вылетов было осуществлено непосредственно для ударов по объектам (то есть 28\%).

 

Изменения в тактике действий авиации на III и IV этапах характеризовались пере- носом усилий с охоты за силами и средствами ПВО, группировками войск к нанесе- нию ударов по объектам инфраструктуры, нефтеперерабатывающим заводам и другим перечисленным выше объектам.

В течение всех этапов выполнялась задача поддержания господства в воздухе – регулярным ударам подвергались аэродромы ВВС СРЮ. Решалась задача полного ин- формационного изолирования руководства СРЮ, практически поражаются все радио- телевещательные станции при увеличении передач западных станций на сербском языке.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ФОРМ И СПОСОБОВ ТАКТИКИ ДЕЙСТВИЙ СВН В ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙНАХ

Применение СВН в этих конфликтах характеризовалось сосредоточением усилий для решения главных задач, отличалось большой динамичностью. В практике боевых действий использовались различные формы применения СВН: воздушные кампании, операции, систематические действия авиационных соединений и частей. Роль СВН в разных войнах не была одинаковой, но тем не менее можно выделить ряд определяю- щих ее черт.

Во-первых,  при ведении локальных войн с применением обычного оружия авиа- ция являлась единственным средством, способным наносить удары на всю глубину ТВД или государства противника.

Во-вторых,  авиация стала являться главной ударной силой при проведении операций на сухопутных театрах военных действий («Буря в пустыне» – 1991 год).

 

В-третьих,  в последних локальных войнах и конфликтах авиация являлась един- ственной силой, с помощью которой агрессор воздействовал на противника и стре- мился достичь поставленных целей («Освобожденная сила» – 1995 г, «Лис в пустыне» – 1998 г, «Решительная сила» – 1999 г.).

 

В-четвертых, авиация являлась самым мобильным средством для создания и на- ращивания группировок войск на ТВД, где планировалось ведение боевых действий (Израиль – 1973 г., Ирак – 1991 г., Югославия – 1999 г.).

Самые передовые достижения науки и техники находили внедрение в авиацион- ных средствах ведения войны. Самолеты со специальным покрытием, средства РЭБ, космические системы связи и навигации, ЭВМ, ВТО – все это в числе первых получа- ли ВВС.

Наиболее типичными задачами, решаемыми СВН в локальных войнах, являлись: борьба за превосходство в воздухе, авиационная поддержка войск и сил флота, изоля- ция района боевых действий, подрыв военно-экономического потенциала, высадка воздушных десантов, ведение воздушной разведки, перевозка войск и материальных средств по воздуху.

Локальные войны показали уменьшение роли воздушного сражения в борьбе за господство в воздухе. Оно все больше место стало уступать противовоздушному сра- жению. Это происходило в силу возрастания боевых возможностей наземных средств ПВО в борьбе с воздушным противником. Для уничтожения группировок ПВО стали организовываться и проводиться специальные воздушные операции.

Больших успехов в противоборстве с силами и средствами ПВО добилось коман-

 

дование МНС в ходе боевых действий против Ирака в 1991 году.

 

Можно с уверенностью сказать, что эта война положила начало новому этапу в совершенствовании СВН, форм и способов их боевого применения, связанному с вне- дрением новых технологий в создании ВТО, применяемого СВН, в подъеме на новый качественный уровень решения задач управления войсками и оружием.

Подтверждениями этого факта явились:

•     практическая  реализация  единого  управления  разновидовой  группировкой войск и сил на основе интеграции в единую систему всех видов разведки и подсистем управления войсками, оружием и средствами РЭБ;

•           достижение скоординированных по времени и в пространстве действий СВН,

 

принадлежащих ВВС, ВМС и СВ.

 

Новыми моментами в боевом применении СВН были отмечены:

 

использование высокоэффективных систем разведки воздушных и наземных це-

 

лей на воздушных носителях;

 

проведение в течение первых трех суток воздушно-наступательной операции для завоевания превосходства в воздухе и в последующем систематических боевых дейст- вий для его удержания;

массированное применение в первых ударах ВТО, в том числе в большом количе- стве (до 40\% из состава удара) КР в обычном снаряжении для поражения объектов, прикрытых средствами ПВО;

мощное радиоэлектронное подавление РЭС ПВО и радиосетей управления и оповещения;

 

переход авиации на ведение эффективных боевых действий в ночных условиях;

 

применение новых ПРР;

 

применение новых, малозаметных для РЛС СВН;

 

проведение длительной воздушной кампании по поражению сухопутной группи- ровки ВС Ирака до достижения потери ею боеспособности и деморализации личного состава;

применение ударных вертолетов для подавления элементов системы ПВО в глубине территории Ирака, расширение круга задач, решаемых ДА.

 

В итоге было обеспечено эффективное решение задач сухопутными силами МНС

 

и исключены большие потери союзников в людях и технике.

Наглядным примером дальнейшего повышения роли СВН служат операции ВС стран-участниц НАТО: в зоне Персидского залива – «Лиса в пустыне» 1998 г., в Юго- славии – «Освобожденная сила» 1995 г., «Решительная сила» 1999 г.

Наметилась тенденция на повышение роли средств воздушного нападения ВМС: палубной авиации, крылатых ракет «Томахок», которые нацеливаются для нанесения глубоких авиационно-ракетных ударов по объектам противника в форме «проециро- вания силы на берег» с выбором наиболее подходящего момента и места воздействия для обеспечения успеха. Во многом это объясняется отказом от содержания многочис- ленных авиационных баз на заморских территориях. Поэтому на первоначальном эта- пе, как правило, первый удар наносится крылатыми ракетами морского базирования. С другой стороны это связано с принятием новой стратегии «региональной направлен- ности» ВС США, которая переориентирует ВМС с ведения операции «на море» на операции и боевые действия «с моря – против берега» в региональных конфликтах.

Вместе с тем роль стратегической и тактической авиации США, НАТО даже при существенном их сокращении по-прежнему остается главенствующей, что особенно ярко показала операция «Решительная сила».

В первые двое суток были нанесены два массированных авиационно-ракетных удара продолжительностью более трех часов каждый. МАРУ проводились по приня- той в НАТО типовой схеме. Оперативно-тактическое построение сил первых МАРУ включало три эшелона: эшелон КР, прорыва ПВО и ударный.

Всего в двух МАРУ было задействовано 308 самолетов боевой и вспомогательной авиации, в том числе 5 СБ В-52Н, 4 СБ В-2А и более 220 КР.

Ударам были подвергнуты, главным образом, аэродромы, объекты системы ПВО, военного и государственного управления, а также ППД войсковых формирований и ряд важных предприятий ВПК. За это время было применено 315 КР, осуществлено более 600 самолето-вылетов ТА с интенсивностью 80-140 самолето-вылетов в сутки.

В ходе первого этапа руководству НАТО удалось достичь главной цели – завое- вать господство в воздухе, что уже было предопределено подавляющим их превосход- ством в силах над ИА ВС СРЮ. Путем массированного применения ПРР и комбини- рованного применения ПРР и УАБ была фактически выведена из строя система РЛР, поражена часть ЗРК «С-125» и «Куб». Однако, обобщенный анализ результатов уда- ров, в том числе по данным ряда официальных представителей НАТО, свидетельству- ет, что задачи полного подавления сил и средств ПВО и нанесения существенного по- ражения формированиям ВС СРЮ решены не были. В отношении войск – в основном

были разрушены оставленные личным составом казармы, штабы, хранилища ВВТ и МТС.

 

Фактически изначально обеспеченное соотношением сил господство в воздухе по- зволило альянсу приступить с конца марта ко второму этапу операции, в ходе которо- го, по состоянию на 19 апреля, было совершено более 5300 самолето-вылетов. На этом этапе интенсивность действий авиации существенно не изменилось и в среднем со- ставляла около 140 самолето-вылетов в сутки. Ударам подвергались войсковые фор- мирования в Косово и по-прежнему силы и средства ПВО, аэродромы, объекты ВПК, а также наиболее важные объекты коммуникаций, по которым осуществлялось снабже- ние войск в Косово.

Авиация альянса использовала тактику массированного применения сил и средств и ведения систематических боевых действий с нанесением выборочных и групповых ударов по вновь выявленным и ранее непораженным объектам.

Начиная с 19 апреля, командование НАТО, не достигнув полностью целей второго этапа операции, фактически приступила к третьему, в корне изменив его цели и зада- чи. Удары стали наноситься по всей территории Югославии с целью парализовать всю экономическую, политическую жизнь в стране, лишить материально-технической ба- зы ВС СРЮ, оказать мощное психологическое воздействие на руководство страны и население.

В число объектов ударов дополнительно были включены практически все более менее крупные промышленные предприятия, объекты жизнеобеспечения городов, энергетики, транспортные коммуникации, средства связи, теле- и радиовещания и многое другое.

При этом интенсивность ударов увеличилась почти в 2 раза, (со 120 до 233 само- лето-вылетов) в основном за счет палубной авиации АВМА «Рузвельт», имеющего на борту свыше 75 самолетов и летчиков с большим опытом ведения боевых действий в зоне Персидского залива, которые за 1,5 недели после прибытия в район конфликта достаточно хорошо освоили воздушное пространство СРЮ.

Для продолжения 3 этапа операции «Решительная сила» ВГК НАТО обратился к США и другим странам с просьбой увеличить количество выделяемых самолетов. Так, на 25 апреля группировка ОВВС НАТО в районе Югославского конфликта в своем со- ставе имела до 653 самолетов (первоначальная группировка была увеличена почти 1,5 раза).

Группировка ОВМС НАТО в зоне балканского кризиса увеличилась к этому вре- мени в 1,4-1,6 раза и насчитывала 52 боевых корабля, в том числе 8 носителей КР (бо- лее 300 КРМБ). Майский период боевых действий характеризовался наиболее интен- сивными налетами, наибольшее количество самолето-вылетов в сутки было доведено с

670 до 710-740. К середине мая состав группировки авиации был доведен до 1090 самолетов (из них 769 самолетов ВВС и ВМС США).

 

Постоянное наращивание силы ударов свидетельствовало о том, что достижение главных целей акции, связанных с лишением боеспособности югославских ВС оказа- лось проблематичным. В связи с этим, акцент был сделан на циничное уничтожение всей инфраструктуры экономического потенциала страны, слома сопротивления всего народа и руководства страны, поэтому авиация стала наносить удары в основном по объектам жизнеобеспечения населения городов, транспортных коммуникаций и фак- тически по всем значимым промышленным предприятиям.

С начала июня в открытых СМИ уже прошла информация о начале второго этапа операции, в котором вышеуказанные объекты стали основными. Одновременно уси- лились и удары по войскам, в том числе, сосредоточенным в укрепрайонах на границе с Македонией и Албанией, что может свидетельствовать о фактической подготовке к наземной фазе операции.

В начале июня авиация НАТО продолжала наносить удары по объектам на терри- тории Югославии. Всего в июне было совершено более 4000 боевых вылетов. Военное руководство НАТО практически перестало разделять объекты на гражданские и воен- ные.

Основными объектами РБУ явились:

 

– объекты топливо-энергетического комплекса (склады ГСМ, подстанции, линии электропередач);

– система коммуникаций (дороги, мосты, туннели) ;

 

– аэродромы, склады боеприпасов и вооружения, позиции СВ и ПВО СРЮ.

 

Перейдя к тотальной бомбардировке территории Югославии, ОВВС НАТО унич- тожали не только экономическую и военную инфраструктуру Югославии, но и нано- сили большой урон мирному населению.

В целом характер боевых действий СВН в рассматриваемом конфликте имеет свои отличия по сравнению с операциями против Ирака, что определяется конкретными условиями:

– коренным отличием природных, географических и климатических условий СРЮ

 

от стран Ближнего Востока;

 

– активное противодействие ИА ВВС СРЮ;

 

– нестандартная тактика действий югославских войск, в том числе, сил и средств

 

ПВО.

 

В целом  руководство НАТО  использовало весь  арсенал  форм  боевых  дейст-

 

вий СВН:

 

воздушная кампания;

 

ВНО;

 

систематические боевые действия.

 

В качестве основных способов боевых действий применялись:

 

нанесение ударов (МАРУ, СУ, ГУ, ОУ); ведение воздушных боев.

 

Построение ударов и выбор времени для их нанесения, в основном, кроме некото- рых отличий, на которых мы остановимся, характерны для опыта применения СВН в последних военных конфликтах. В то же время хотелось бы подчеркнуть особенности, присущие действиям СВН в двух последних операциях и конкретно в «Решительной силе»:

количество пусков КРМБ и КРВБ в первых ударах сопоставимо с количеством самолето-вылетов ТА;

 

увеличение, по сравнению с предшествующими операциями НАТО и США на Ближнем Востоке, количества самолето-вылетов СА;

 

регулярное применение стратегических бомбардировщиков В-2А, действующих с континентальной части США;

массовое применение ПРР типа «Харм», «Аларм» (4-6 самолетами типа

 

F-16СJ/DJ, «Торнадо»ЕСR, «Торнадо»GR.1 одновременно по РЭС ПВО) как в ав- тономном режиме, так и внешнего ЦУ с самолетов Р и РТР RC-135V/W с активным привлечением демонстрационно-провоцирующих групп;

попытка решить задачу подавления системы ПВО автономным применением ПРР

 

70-80 самолетами-носителями (F-16С, «Торнадо»ЕСR) с последующим переходом к применению ПРР по внешнему ЦУ (с самолета Р и РТР RС-135V/W) в условиях огра- ниченной работы РЭС ПВО на излучение;

достижение более высокого уровня в комплексном применении бортового оружия

 

(ПРР, обычных бомб и УАБ) и средств РЭБ для подавления сил и средств ПВО;

подавляющий приоритет среди авиационного оружия – ВТО. Если в войне против

 

Ирака (1991 г.) доля ВТО составила 10\%, то в операции против СРЮ она возросла до 95\%;

 

гибкость в планировании ударов (авиационный ресурс распределялся неравно- мерно по этапам операции, он полностью зависел от складывающейся тактической об- становки и погодных условий. МАРУ наносились не в четко ограниченных временных рамках  продолжительностью 2-3  часа  с  6-8-часовым  перерывом,  а  непрерывными

«волнами» и чередованием ударов самолетами ТА и СА с ударами КРМБ).

 

постоянное воздействие авиации НАТО по аэродромам ВВС СРЮ;

 

переход от непосредственного поражения хорошо скрывающихся войсковых фор-

 

мирований к сковыванию их маневра, нарушению снабжения ГСМ и другими МТС;

 

возрастание масштаба применения БЛА для разведки войсковых формирований,

 

позиций ПВО и ведения РЭБ (впервые БЛА применялись в таком масштабе) ;

 

изменился характер действий СВН в первые сутки ВНО и облик первого и последующих МАРУ;

 

фактически в первые сутки наносится один МАРУ в темное время суток, но длительность его увеличилась фактически до 6 часов;

 

наблюдается сокращение количества самолетов, одновременно действующих в воздухе до 180-250, МАРУ разбивается на 2-3 волны, управление в основном осущест- вляется с самолетов Е-ЗА системы «АВАКС» (каждый способен управлять 45 самоле- тами);

в МАРУ фактически нет эшелона подавления ПВО, а в ударном эшелоне выделя- ются специальные группы для выявления СП ЗРК и нанесения по ним ударов. Кроме того, каждая тактическая группа авиации имеет свои группы подавления ПВО. То есть уже в первом ударе поражаются объекты, не относящиеся к системе ПВО. В то же время очевидно, что в условиях мощной системы ПВО построение МАРУ могло быть несколько иным;

время нанесения удара СВН по объектам, выявленным самолетами разведчиками, самолетами РТР и БЛА составляло от двух до четырех часов.

 

Необходимо отметить и такой факт, из почти 6000 самолето-вылетов совершен- ных к 19 апреля (за 4,5 недели), только 1687 вылетов было осуществлено непосредст- венно для ударов по войскам и объектам (то есть 28\%), по итогам всей операции этот показатель составляет свыше 30\%, количество вылетов самолетов обеспечения в 2-3 раза превысило количество вылетов ударной авиации. Масштаб применения СДРЛОУ

типа Е-3 (НАТО, США, Франции, Великобритании) значительно превышает все предыдущие операции.

 

Руководство группировкой СВН в операции «Решительная сила» осуществлялось на базе системы управления ОВС НАТО в Европе. Очевидно, что не все ее элементы были задействованы в силу отсутствия действий сухопутных группировок.

К непосредственному управлению авиацией в воздухе в конкретной операции привлекались:

ВКП ВГК ОВВС НАТО в Европе (ЕС-135Е);

 

Центр управления воздушными операциями при штабе 5 ОТАК (Винченца, Италия);

 

Центры управления и оповещения в Виченца и Маунт-Джеконтене (Италия);

 

командно-диспетчерские пункты, расположенные на итальянских авиабазах, а также самолеты ДРЛО Е-ЗА системы АВАКС-НАТО.

Координацию действий самолетов ТА и СА с ударами КРМБ осуществлял ВКП на ТВД ЕС-130Е, контроль воздушной обстановки, формирование ударных групп ТА и координацию их действий, а также наведение истребителей на цели – самолеты ДРЛО Е-3D ВВС Великобритании и Е-ЗА «АВАКС – НАТО», являющихся очень эффектив- ным средством разведки и управления. Необходимо отметить, что по своим возмож- ностям управления самолеты АВАКС не уступают ВКП (ЕС-130Е), а формирование на борту собственной базы разведанных дает ему неоспоримые преимущества над тради- ционными ВКП.

Для управления действиями СВН в качестве основной использовалась АСУ «485-В» и средства КВ, УКВ и космической открытой и закрытой радиосвязи .

 

Для обеспечения боевых действий СВН командование НАТО задействовало все виды разведки.

Для ведения космической разведки территории Югославии использовались все имеющиеся средства видовой и радиоэлектронной разведки орбитальной группировки (26 спутников действующих и 16 резервных).

Кроме того, широко применялись коммерческие ИСЗ разведки природных ресур- сов Франции, Канады, Индии, которые используются в соответствии с контрактами с американской фирмой.

Космические системы активно использовались в интересах управления войсками и оружием.

В космической радионавигационной системе «Навстар» использовалось 24 ИСЗ (в резерве 3 спутника) и обеспечивали высокоточные (не хуже 16 м.) всепогодные нави- гационно-временные определения в целях автономного наведения средств поражения на цели.

Кроме космической широко использовались все виды воздушной разведки с при- менением самолетов RС-135; U-2; Е-ЗА; Е-8С и др., а также агентурная сеть на терри- тории СРЮ.

Для выполнения боевых задач руководством альянса были задействованы практи- чески все имеющиеся типы СВН и авиационные средства обеспечения их боевых дей- ствий:

крылатые ракеты морского и воздушного базирования;

 

тактическая и стратегическая авиация; боевые и многоцелевые вертолеты; беспилотные летательные аппараты;

самолеты разведки, управления, ДРЛОУ и РЭБ.

 

Для нанесения ударов в первых эшелонах СВН использовались КРМВ и КРВБ.

 

Анализ опыта боевых действий стратегической и тактической авиации в операци- ях «Лиса в пустыне», «Решительная сила» позволяет констатировать следующие на- правления совершенствования способов и тактических приемов боевого применения СВН:

повышение оперативности воздействия СВН на объекты, вскрытые по данным всех видов разведки, и качества взаимодействия сил и средств различных родов войск в интересах авиации в рамках единой системы управления группировкой войск;

перенос усилий по ведению РЭБ на самолеты ударных групп, совершенствование боевых возможностей самонаводящегося на электромагнитное излучение оружия, сис- тем и способов индивидуальной защита самолетов от зенитного огня;

изыскание более эффективных способов применения бортового ВТО для достижения стратегической, оперативной и тактической внезапности ударов;

 

достижение непрерывности воздействия на противника за счет возможности круглосуточного и всепогодного использования СВН;

 

повышение результативности нанесения прицельных ударов высокоточными авиационными средствами поражения при сокращении объема выполнения задачи действиями по площадям;

увеличение масштаба применения самолетов СА, в том числе и самых современных, оснащенных обычным вооружением.

 

В ходе операции «Решительная сила» проходили испытания новые средства поражения наземных объектов:

 

УАБ выполненные по программе JDAM, наводимые на цели с помощью КРНС

 

«Навстар» (одновременно применяется несколько бомб с одного носителя по разным целям);

новые кассетные бомбы, созданные в рамках программы SEW, которые могут ос- нащаться до 40 самоприцеливающимися боеприпасами типа «Скит», наводящимися на работающие двигатели внутреннего сгорания;

«Е-бомбы» для вывода из строя РЭС за счет создаваемого в момент взрыва мощного электромагнитного импульса;

 

«I-бомбы», применяемые для вывода из строя электрических сетей.

 

Предварительные  исследования  показывают,  что  комплекс  проводимых  мероприятий по развитию бортового ВТО позволит:

 

резко (в 2-3 раза) снизить наряды боевых самолетов на поражение объектов;

 

действовать ТА мелкими компактными группами в неплотных боевых порядках и одиночными самолетами.

Очевидно, что особенностями применения разновидовых СВН в современных и будущих военных конфликтах станут:

оперативное и рациональное использование сильных сторон каждого средства, высокая степень координации их действий в пространстве и во времени с помощью новейших систем управления в комплексе с космическими системами разведки, связи и навигации;

постоянное  совершенствование масштабов, средств,  форм  и  способов  ведения РЭБ;

 

широкомасштабное и массированное применение высокоточного оружия и БЛА различного назначения.